АПН АПН Казахстан
Главная События Публикации Мнения Авторы Темы
Среда, 12 декабря 2018 » Расширенный поиск
Мнение. » Версия для печати
2006-01-20 Досым Сатпаев:
Туркменистан: изгой Центральной Азии

На днях в Минске состоялось заседание экспертной группы, на котором был согласован проект соглашения об ассоциированном членстве Туркменистана в Содружестве Независимых Государств.

Еще 26 августа прошлого года на саммите СНГ в Казани Туркменистан объявил о своем решении обрести статус ассоциированного члена в Содружестве. Вряд ли данная инициатива кого-либо удивила, учитывая традиционное нежелание Ашхабада участвовать в каких-либо региональных структурах. Туркменистан не входит в большинство организаций, созданных на постсоветском пространстве, якобы из-за того, что в 1995 году республика по решению Генеральной Ассамблеи ООН получила статус нейтрального государства. Хотя данный статус почему-то не помешал Туркменбаши в конце 90-х годов поддерживать активные экономические и политические связи с движением "Талибан" в Афганистане. Так, например, бывший вице-премьер страны по экономике, председатель Центрального банка Туркменистана Худайберды Оразов утверждает, что Ниязов продал талибам огромное количество стрелкового оружия, боеприпасов, а также несколько самолетов, танков и самоходных орудий, которые остались на территории страны после вывода советских войск из Афганистана.

Понятно, что обретение нейтрального статуса  для Сапармурада Ниязова было основой для достижения двух основных целей. Во-первых, получить хоть какую-либо гарантию невмешательства во внутренние дела страны. Во-вторых, завершить избранную политику самоизоляции государства не только в рамках всего постсоветского пространства, но и Центральной Азии.

Ирония состоит в том, что заседание экспертной группы по Туркменистану прошло в Минске, столице еще одного государства на территории бывшего СССР, где не менее активно проводится политика изоляции от остальной части Европы. Хотя Беларусь по своей внешнеполитической ориентации больше напоминает Таджикистан, который долгое время из-за своих внутренних политических проблем должен был иметь стратегическое партнерство с Россией. Но если в Минске еще говорят о возможности создания союзного государства с Россией, то в Ашхабаде окончательную ставку сделали на самостоятельное плавание, за пределами региональных связей, опираясь лишь на свои газовые запасы. Вряд ли можно серьезно относиться к словам президента Туркменистана Сапармурада Ниязова о том, что его государство отдает приоритет не многостороннему сотрудничеству, а двусторонним отношениям. Вся проблема заключается в том, что даже со своими соседями по Центральной Азии Туркменистан практически не имеет прочных двусторонних отношений. Наиболее наглядно это продемонстрировала инаугурация президента Казахстана, на которой были все главы центральноазиатских государств, кроме Туркменбаши. И это несмотря на наличие пускай небольшой, но общей границы между Казахстаном и Туркменистаном, а также отсутствие каких-либо серьезных межгосударственных конфликтов, кроме разногласий по поводу правового статуса Каспия.

Стоит отметить, что с момента распада Советского Союза в Центральной Азии сложилось четыре типа взаимодействия с внешним миром: поливекторная политика (Казахстан, частично Кыргызстан); акцент на стратегическое партнерство (Таджикистан — Россия); конъюнктурная политика внешнеполитического заигрывания (Узбекистан) и автаркия (Туркменистан). Вот и получается, что внешнеполитические ориентиры некоторых стран региона нередко определялись симпатиями и антипатиями их лидеров, а не национальными интересами. Ну не хочет Ниязов сотрудничать со своими региональными соседями, значит, этого "не хочет" вся страна. К тем же, кто желает выбраться из Туркменистана на заработки или учебу, будут применяться репрессивные меры.

Так, с 1 января 2006 года Ниязов ввел выездные визы в Турцию и Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ). Данная мера является частью новой политики по сокращению количества выезжающих из Туркменистана, которое растет с каждым годом. Что касается Турции и ОАЭ, то именно в эти страны многие граждане Туркменистана уезжали на заработки. Но многие же не возвращались в установленный срок, оставаясь работать там. Среди тех, кто выехал из Туркменистана, есть и те, кто намерен переждать за ее пределами тяжелые времена в надежде, что власть в Ашхабаде в будущем сменится. Еще одна группа жителей Туркменистана, до этого времени активно выезжавших из республики, — это различные национальные меньшинства, не имеющие возможности больше существовать в условиях дискриминации. Сапармурад Ниязов дал распоряжение руководству силовых структур принять меры по насильственному возвращению на родину таких мигрантов. С этой целью в Турцию прибыло около 40 сотрудников Министерства национальной безопасности (МНБ) Туркменистана, в ОАЭ — более 50 человек. Большая группа агентов МНБ отправлена и в Россию.

При этом у самого Туркменбаши все внешнеполитические инициативы сводятся только к газовым интересам. Вот и приходится Ашхабаду иметь хоть какие-либо связи с Россией, Украиной, Ираном или Афганистаном, ведь от этих государств зависит либо покупка туркменского газа, либо его транзит. В то же время дополнительную гарантию стабильности правящего режима Сапармурад Ниязов ищет в достаточно умелом заигрывании с крупными транснациональными компаниями. Тем самым в их лице он пытается найти лоббистов своих интересов в глазах влиятельных государств. Например, в Туркменистане разрешено работать такой мощной французской компании, как "Буик", которая возводит строительные объекты явно по завышенным ценам. Что касается США, то в свое время Ашхабад закупил огромное количество американской строительной и сельскохозяйственной техники — на 2,5 млрд. долларов. Кроме того, было куплено более десятка самолетов "Боинг". В Китае на 125 млн. долларов Туркменистан приобрел тепловозы. А в ноябре прошлого года Ниязов заявил о том, что в ближайшее время страна выйдет со своим газом в Китай. На данный момент более половины инвестиционных проектов, реализуемых в Туркменистане с участием китайских компаний, приходится на нефтегазовую отрасль.

Проблема заключается в том, что внутренняя и внешняя политика Туркменистана в основном носит авантюрные черты. Возьмем хотя бы ситуацию в аграрно-промышленном комплексе Туркменистана, где из-за действия властей ситуация стала складываться катастрофическая. Выдвинутая руководством республики программа "Зерно", выполнение которой предполагало достижение хлебной независимости и обеспечение населения бесплатным хлебом, была провалена. Хотя руководство страны заявило о том, что Туркменистан может собственными силами покрывать потребности в хлебе, не увеличивая импорта зерна. Но сейчас из-за отсутствия хлеба по стране прокатилась волна хлебных бунтов, и по мере разрастания кризиса властям приходится снова увеличивать поставки зерна и муки из-за рубежа, в первую очередь из Казахстана. Это лишь один из примеров того, что внутренняя и внешняя политика в странах Центральной Азии формируется правящей элитой, главами государств, которые сами определяют внешнеполитические приоритеты своих стран. Но, к сожалению, как показывает практика, это нередко расходится с политическими и экономическими интересами данных государств.

Досым Сатпаев (Алматы), по материалам "Литер"

Главные темы » Все темы