АПН АПН Казахстан
Главная События Публикации Мнения Авторы Темы
Понедельник, 10 августа 2020 » Расширенный поиск
Мнение. » Версия для печати
2006-09-22 Александр Храмчихин:
Против кого, братцы, воюем?

Проходящие в Оренбургской области на Донгузском полигоне учения Приволжско-Уральского военного округа «Южный щит» носят достаточно прецедентный характер. Даже не масштабом (осуществлена переброска на полигон 34-й МСД из Свердловской и 31-й ВДБР из Ульяновской областей), а другим. Тем, что впервые уж и не упомнить за сколько лет руководство МО перестало ломать комедию насчёт «борьбы с терроризмом». Ведь под такой легендой теперь проходят даже учения СЯС, что носит откровенно сюрреалистический характер!

Справедливости ради надо сказать, что этим антитеррористическим бредом страдает не только Россия, а почти весь мир. На этот раз части ПрУрВО «отражали агрессию с юга» против «дружественной страны» и передовых частей ВС РФ. Вообще-то, армия и существует для таких вещей. В данном случае, однако, интересно, кто имелся в виду под агрессором с юга. Судя по месту проведения учений, это был Казахстан. Однако, как говорил известный киногерой и знаток Востока товарищ Сухов, «это вряд ли».

Можно предположить, что Казахстан, как раз, считался «дружественной страной», на которую напал неведомый агрессор. Правда, опять не очень понятно, кто под «злым ворогом» может сегодня подразумеваться. Судя по присутствию на учениях самого министра обороны, учения носили чисто политический характер. Скорее всего, «дружественная страна» - это одна из непризнанных грузинских автономий (Абхазия и/или Южная Осетия), а агрессор, само собой, Грузия.

Возможно, руководство Минобороы считает, что против Грузии будет недостаточно частей и соединений СКВО. В этом гипотетическом случае никак не обойтись без помощи ПрУрВО (похоже, налицо либо явная переоценка мощи ВС Грузии, либо идет слишком активное запугивание Саакашвили). Не исключено, что дело идёт к новой предвыборной войне, у которой, в отличие от второй чеченской, будет в высшей степени сомнительное юридическое обоснование с точки зрения международного права.

Под это уже, видимо, переделывается военная доктрина РФ. Нынешняя, на самом деле, настолько неконкретна, что на её основе вести военное строительство практически невозможно. В новой доктрине, судя по появившимся в СМИ утечкам, будут чётко обозначены потенциальные противники (кстати, в военной доктрине так и должно быть). «Всемирный любимец», т.е. международный терроризм, в списке таковых будет лишь на третьем месте после США и НАТО, т.е. «союзников» РФ по борьбе с этим самым терроризмом.

Вполне понятно, почему Запад был противником СССР. Но как будет объяснено в новой доктрине, почему он сегодня является противником России? Ведь никаких идеологических расхождений у нас с ним нет (хотя бы из-за отсутствия у России какой бы то ни было идеологии при наследовании западной социально-экономической модели). И в доктринальных документах НАТО Россия не рассматривается в качестве противника.

Может быть, мы реагируем не на намерения, а на возможности? Во-первых, как показывает операция в Афганистане, возможности НАТО всё быстрее стремятся к нулю. Во-вторых, у Китая возможности, как минимум, не ниже, чем у НАТО, при этом и намерения «имеют место быть», о чём свидетельствуют сценарии их последних учений и сохранение очень слабо завуалированных территориальных претензий на значительную часть территории РФ. Из стран НАТО претензии к нам имеет разве что Латвия на один район Псковской области, причём комичность этих претензий очевидна абсолютно всем. Так что, если уж вписывать в число противников НАТО, то Китай – тем более.

Кроме того, по утверждениям СМИ, согласно новой доктрине, Россия сможет участвовать в приграничных вооруженных конфликтах по периметру своей территории, где происходит "нарушение принципов международного права, подпадающее под определение агрессии в отношении её граждан". Видимо, речь и идёт об агрессии, например, Грузии, против, скажем, Южной Осетии. Или, возможно, Абхазии, каковую Россия, кстати, официально считает территорией Грузии. Интересно, а ликвидация режима Масхадова являлась ли агрессией со стороны России и «нарушением принципов международного права»?

Безусловно, Южная Осетия и «независимая Ичкерия» - это «две большие разницы». Но тогда Москва, если она действительно волнуется о судьбе граждан непризнанных государств, давно могла бы поставить в ООН вопрос об универсальных критериях превращения их в признанные. Под эти критерии, если грамотно их разработать, попали бы Абхазия, Южная Осетия, Нагорный Карабах, Приднестровье (все это вполне состоявшиеся государства, отвечающие базовым принципам демократии). А вот пиратская республика «Ичкерия» или мафиозное Косово – никогда (это просто бандитские гнёзда).

Но в Кремле и МИДе до этого никак не додумаются - там предпочитают стиль провокаций, а искренне верящие в Россию народы «непризнанных» превращаются в разменную монету в этих играх. Вместо того, чтобы всерьёз добиваться предоставления «непризнанным» права на признание, Москва либо их всех сдаст под нажимом с Запада (особенно, если он всерьёз займётся борьбой с клептократией), либо влезет в войну, в которой её действия будут однозначно квалифицированы, как агрессия. Получится новая советско-финская, только без товарища Сталина, а всего лишь с господином Путиным во главе страны.

Впрочем, в нашем военном руководстве пока сохранились люди, которые более реалистично оценивают внешние угрозы. В июле этого года СибВО проводил учения «Байкал-2006», которые Сергей Борисович посещением не удостоил. Были они, конечно, антитеррористическими (то-то развелось террористов по диким степям Забайкалья!), но с какой-то странной спецификой. «Красная звезда» 6 июля писала об учениях, в частности, следующее:

«В ходе второго этапа учения эшелонами по Транссибу и военно-транспортной авиацией по воздуху в восточные регионы России перебрасываются дополнительные войска.

Танковый батальон, которым командует майор Ринат Юмаев, получил приказ совершить марш комбинированным способом в указанный район и быть готовым выполнить поставленные в дальнейшем задачи. Танкистам предстояло проехать по железной дороге более тысячи километров.

Позади остались сотни километров, но любоваться живописными пейзажами Забайкалья было некогда. Эскадрилья самолётов «противника», потеряв несколько машин при прорыве нашей зоны ПВО, продолжала держать курс в направлении нашей железнодорожной станции. В результате авианалёта были выведены из строя несколько её объектов, а также разрушен мост через реку и повреждён участок железной дороги протяжённостью около 50 километров».

Дальше цитировать необязательно, у танкистов майора Юмаева всё закончилось хорошо. Но очень уж интересные в Забайкалье террористы – имеющие не менее эскадрильи боевых самолётов! Кто бы ими мог быть? Неужели «Аль-Каида» вышла на совершенно новый уровень развития в плане технического оснащения и географического охвата? Или с тыла заходит злой чеченец Доку Умаров, по дороге эскадрильями закупая бесхозные самолёты? Идиотизм ситуации в том, что генералы вынуждены придумывать абсурдные легенды для проведения реальных манёвров.

Принципиальный вопрос – в каком направлении будет эволюционировать Российская армия. В сторону показушного антизапададного «Южного щита» или прагматично антикитайского «Байкала-2006»? От этого зависит, будут ли вооруженные силы готовиться к решению задач в интересах режима или к защите страны от реальной агрессии?