АПН АПН Казахстан
Главная События Публикации Мнения Авторы Темы
Пятница, 29 мая 2020 » Расширенный поиск
Мнение. » Версия для печати
2006-10-10 Юрий Солозобов:
Жажда газа – всё!
Ну что сказать тебе про Сахалин?

Из бардовской песни мы твердо знаем только одно – «на острове нормальная погода». Это немного, то есть почти ничего. Между тем, Сахалин - самый крупный остров в России, уникальный по запасам морских ресурсов. Прибрежные  воды там славятся невиданным разнообразием ценных промысловых рыб, ракообразных, моллюсков,  водорослей.  А еще побережье Сахалина - одно из крупнейших в мире месторождений нефти и газа. Одно из трех мест на земле, где еще осталась нетронутой заповедная Божья кладовая.

Для мировой экономики из всей огромной России критически важны три точки на карте – это Ямал, Западная Сибирь и Сахалин. Там разведанных запасов энергоносителей хватит на целый век. К примеру, только один из проектов по освоению нефтегазоносного шельфа острова - «Сахалин-2» – сразу вышел в число крупнейших в мире. Так что и борьба вокруг этих лакомых мест идет нешуточная.

Компанией - оператором проекта «Сахалин-2» почему-то стала неведомая «Sakhalin Energy» с далеких Бермудских островов. Реальными акционерами этого офшора являются британо-голландская Royal Dutch/Shell, (55%), японские Mitsui (25%) и Mitsubishi (20%). Западные транснациональные корпорации (ТНК) подрядились построить на острове завод по сжижению природного газа мощностью 9,6 миллиона тонн в год. По сумме первоначальных инвестиций ($12 млрд.), «Сахалин-2» – самый крупный проект на территории РФ с участием иностранного капитала.

С российской стороны участниками соглашения стали Правительство РФ и Администрация Сахалинской области. Договор по проекту «Сахалин-2» был подписан ими в 1994 году на условиях Соглашения о разделе продукции (СРП). По сути, это была кабальная сделка. Иностранные инвесторы получили почти всю прибыль от добычи российских национальных богатств - нефти и газа. При этом Россия обязалась компенсировать все издержки ТНК на добычу своих же полезных ископаемых, в том числе при любом произвольном увеличении сметы. Так вскоре и произошло. Компании-разработчики проекта «Сахалин-2» взяли и увеличили размер возмещаемых затрат с $12 млрд. до $20 млрд. А кого тут стесняться?!..

При таких колониальных (читай – коррупционных) соглашениях обычно не принято щепетильно относится к проблемам экологии. Поэтому в 2003 году Министерство природных ресурсов молча дало положительное заключение на экологическую экспертизу второго этапа «Сахалина-2». Правительство РФ сходу разрешило проведение дноуглубительных работ для приема большегрузных танкеров. По мнению экологов-общественников, «Sakhalin Energy» вела строительство варварскими методами.

«Любая другая компания – российская или иностранная – вела бы работу гораздо более современными методами», – заявил представитель Фонда дикой природы. Западные ТНК использовали технологии 50–60 годов прошлого века, совершенно не заботясь об экологии уникальной природы Сахалина. В результате был уничтожен целый залив Анива, богатый морским гребешком и другими ценнейшими морепродуктами.

Но до самого недавнего времени в сообщениях по «Сахалину-2» царила самая благостная картина. Ручные экологи еще в июле публично клялись, что «нефтяные разливы, приписываемые операторам и подрядчикам шельфовых проектов, никакого отношения к ним не имеют». К числу экологических трудностей острова относили лишь небольшую загазованность Южно-Сахалинска и вечную проблему с городскими свалками. Но и эти отдельные недочеты, уверяли местные начальники, скоро будут устранены щедрыми западными дарителями. Казалось, еще бы немного – и на Сахалине эколог возляжет рядом с бурильщиком, а дитя из правительства будет водить дикого корпоративного зверя!

Почти так и случилось. 20 июля дивный остров навестил сам первый вице-премьер Дмитрий Медведев, по совместительству председатель совета директоров «Газпрома». Медведев полюбовался, как выращивают осетров, лососей и гребешки, и вскользь поинтересовался экологией у руководителей проекта «Сахалин-2». И западные бизнесмены, и местный губернатор дружно заверили, что с этим делом у них все в порядке. Но куда больше всяких там морских огурцов первого вице-премьера интересовали экономические перспективы газового проекта. Дело в том, что «Газпром» пока не входит в число акционеров «Сахалин-2». Но стремится любым способом взять себе долю в этом проекте, нацеленном на перспективный рынок АТР.

В апреле газовый концерн даже принял специальную стратегию развития своей деятельности на Сахалине. «Газпром» хотел бы получить 25% процентов плюс одна акция «Сахалин-2» и давно предлагал западным концессионерам месторождение «Заполярное» и доплату в придачу. (Кстати, в отличие от «Заполярного», проект «Сахалин-2» уже почти построен и готов к быстрому использованию). Год назад «Газпром» и « Shell « даже попытались обменяться активами. Но сделка сорвалась – как раз по предложению « Shell» инвестиции в проект были внезапно повышены до $20 млрд.

«Газпром» тогда отскочил, но не утратил свой интерес к сахалинскому месторождению. Дело в том, что в последнее время «Газпром» испытывает острый дефицит ресурсов для своего развития. Через два года туркменский газ, затыкающий дыры в газпромовском балансе, отправится прямиком в Китай. Для обеспечения уже подписанных контрактов газовики вынуждены предпринимать ряд резких, порой неуклюжих шагов. К числу таких шагов следует отнести разворачивающийся ныне скандал с «Сахалином-2».

Поскольку участники СРП попадают под защиту международной юрисдикции, то попросту отобрать лицензии, как это было с ЮКОСом, невозможно. В итоге чиновниками было найдено новое средство давления на западные компании – экологические претензии. Замначальника Росприроднадзора посулил непонятливым концессионерам встречные претензии в размере $50 млрд. Олег Митволь даже погрозил пальцем: «Мы хотим, чтобы за каждое уничтоженное дерево, за каждую реку было возбуждено уголовное дело». Эколог-бюрократ – это страшная сила!

Но эта экологическая «цыганочка с выходом» – всего лишь шумная пиар-кампания, чтобы «подвинуть» западных участников проекта. Российский монополист сейчас пытается получить от Shell пакет размером 20%+1 акция, а оставшуюся до блокпакета долю Газпрому должны отдать испуганные японские компании. Схема обеспечения сделки проста - создать Sakhalin Energy непреодолимые административные трудности, которые государственный газовый концерн мог бы помочь разрешить. Как только тот же «Газпром» получит свою долю, все вопросы, в том числе и экологические, будут сняты, – уверены эксперты по энергетической политике.

Однако иностранные инвесторы оказались не готовы рассуждать в привычных для «Газпрома» категориях «пацанской логики». Они восприняли события вокруг «Сахалина-2» как часть энергетической войны, которую ведет Россия. Внезапное решение Министерства природных ресурсов России отменить свое же положительное заключение по «Сахалину-2» и угроза отзыва лицензий у участников СРП подверглись резкой критике со стороны иностранных государств. К протестам официальных лиц Японии недавно присоединились власти Великобритании. За неуемные амбиции газовой корпорации, использующей государственные органы для разовых пиар-акций, приходится расплачиваться инвестиционным имиджем России. Получается так, что имидж страны - ничто, жажда газа - всё!

Сокращённый вариант статьи опубликован в «Литературной Газете», № 41, 2006

Главные темы » Все темы
Энергополитика