АПН АПН Казахстан
Главная События Публикации Мнения Авторы Темы
Понедельник, 26 октября 2020 » Расширенный поиск
Мнение. » Версия для печати
2013-03-11 Болат Шакуев:
Дискуссия о новой оппозиции ни к чему не привела

Черная кошка в темной комнате

Дискуссия о новой оппозиции в Казахстане, инициированная администрацией портала Zonakz.net, похоже, пришла к тому, с чего начиналась, – к вопросу, существует ли она, оппозиция то есть, в принципе. Вины портала в этом нет никакой: журналисты честно пытались обнаружить ростки вольнодумия там, где их быть в принципе не может: на обломках партийной жизни в условиях отсутствия политического контекста.

Мы с некоторым снобизмом отнеслись к попытке найти черную кошку в темной комнате и задумались над причинами немощи политической жизни в, казалось бы, такой молодой еще республике. Выводы, к которым мы пришли, неутешительны: отсутствие лидеров оппозиции свидетельствует не просто о кризисе, как это принято думать, а о нежелании удержать страну.

…Надо признать: самое сложное в деле поиска новой оппозиции – это определиться с критериями отбора. Если судить по пафосу политического поля страны, то каждый новый представитель отечественного чиновничества (а все они размножаются исключительно делением) мог бы претендовать как минимум на Нобелевскую премию. Но разум, а также политические реалии более убедительны: они подсказывают, что к нашей ситуации больше всего подходят критерии другой не менее престижной премии – Дарвина. Мы даже можем вспомнить последние громкие (насколько позволяет медный таз, где их разводят) имена, всплывшие за последнее время в крайне питательной среде оппонентов. Неоконченная, на первый взгляд, фраза злонамеренна, поскольку сразу сказать, оппонентами чего являются неофиты политической жизни в Казахстане, не представляется возможным: все они предлагают пойти с ними в светлое будущее, все предлагают альтернативу нынешнему режиму. Но тут сама жизнь играет злую шутку: почти всегда, вежливо выслушав оппонентов по дискурсу “куда”, неблагодарная толпа начинает спрашивать: “как!”. А вот на этот вопрос ответить удосужились только оппозиционеры с опытом. Но им уже верят, к счастью, единицы.

Откуда же в таком случае появился дискурс о новой оппозиции? Здесь все просто: из количества.

Согласно закону политической диалектики, рано или поздно количество начинает напоминать качество, и здесь уже немудрено споткнуться даже самым опытным наблюдателям: когда дорога усеяна политическими трупами, многим начинает казаться, что это есть результат ожесточенной политической борьбы.

Но в условиях Казахстана это далеко не всегда так – в подавляющем большинстве случаев деятели политических искусств захлебнулись в собственном же политическом контексте, не совладав с качеством производимого популизма.

В этом смысле оппоненты предшествующие, выходцы из страны Советов (а потому плодоносившие исключительно социалистическим продуктом – координационными и прочими советами) все-таки были немного выше по уровню запросов, и мы это вынуждены признать. Когда-то выдающийся публицист Бахытжан Мукушев отметил, что отечественная оппозиция чувствует себя уверенно, лишь вещая с моста Луи Филиппа, то есть катаясь в поисках грантов по европам и прочим америкам. География нынешних образчиков оппонирующего бомонда заметно послабее. Мельчают в этом смысле мальки оппозиции. Брать власть в сегодняшних реалиях – значит разжиться кабинетиком в Астане и лучше бы с видом на Орынбор. Выдающаяся карьера Алихана Байменова в этом смысле – предел политических мечтаний, “американская мечта по-казахстански”.

Отсутствие среды

Но справедливости ради: а из каких скрытых резервов браться оловянным солдатикам оппозиции? Откуда им черпать дерзновение? Не из гроздьев же народного гнева и политических контекстов ранней геронтократии? Оппозиция полностью соответствует тому строю, которым в едином порыве шагает вся республика. Тут даже нет надобности натужно доказывать, много ли политических партий может возникнуть в условиях отсутствия политической жизни. А что страна исполняет политический долг с регулярностью утомленного мужа – это уже, простите, аксиома. С которой, кстати, политические деятели нового времени с охотой соглашаются, и лишь единицы из них стараются играть в свою повестку. Правда, получается это недолго: не умея толком формулировать позывы к политической борьбе, они раз за разом сдуваются, столкнувшись с действительностью.

Вы можете вспомнить хотя бы один действительно заслуживающий внимания политический проект последнего времени? Все они умерли, не успев родиться – в этом смысле питательная для создания политиков масса при создании политической организации превращается в болото. Из него так и не смогли выбраться “зеленые”, “аблязовские”, “патриотические” и прочие организации, которые сейчас прозябают на политических задворках.

Причина этого, кстати, довольно проста: в официальном публичном поле “неформатным” организациям ходу не дают, а неофициальную грядку политиканы разных мастей окучить уже не в состоянии. То ли это происходит от незнания элементарных политических инструментов, то ли общественным деятелям собственно общество не очень интересно. Это даже странно: при наличии застоя и серьезных структурных проблем в Казахстане не формируется класс, который мог бы взять на вооружение хотя бы риторику, касающуюся решения проблем, то есть хотя бы говорить о том, как можно исправить ситуацию. Многочисленные либералы, леваки и даже социал-демократы вещают только об одном – если они, дескать, придут к власти. А что и как будет, если они на самом деле вдруг придут к власти? У кого есть внятная программа будущего, где нет места хотя бы притеснениям по национальному признаку? Этот единственный дискурс, сохраненный в анамнезе политического мышления, националистический – многие ли согласны под ним подписаться? Как заметил недавно известный актер Тим Рот: я уже устал голосовать по принципу “а оппоненты хуже”. И ведь действительно, что хуже – оппозиция, не умеющая мыслить себя во власти, или власть, не умеющая мыслить себя в работе? Оба хуже. Но при этом оппозиция, не мыслящая себя во власти, попросту занимающая соответствующий политический кластер, никогда не сможет поставить работу на приемлемый уровень. Это, конечно, банальности, но банальности, похоже, неочевидные. В стране нет людей, способных сформулировать повестку на год вперед, – это ужасающая политическая болезнь. Казалось бы, вот он, политический контекст, подходи и бери его, возглавь основные протесты – и власть начнет считаться; сделай этот процесс системным – и сам бери власть. Однако из мелких политических целей маленькие политики дворового масштаба начинают сразу вещать о глобальных вещах. Так не бывает. Эволюция лозунга – от условного “покрасим скамейки!” сразу к “уничтожим коррупцию!”. От таких переходов у нормальной публики начинает кружиться голова и болеть мозг.

А самое страшное – подмена политического контекста псевдополитическим не позволяет растить политических управленцев нормального уровня, и “лица необщее выраженье” нашей оппозиции только подчеркивает этот тезис. Класс управленцев в стране стремительно деградирует. А те, кто не деградирует в силу главной специфики – хорошей школы, стремительно стареет. Уже сегодня в стране нет человека, который мог бы эффективно возглавить хотя бы Алматы, а о масштабах всей страны и говорить не приходится. Иначе говоря, не подготовив людей, способных сохранить хотя бы один город, невозможно надеяться на появление людей, способных сохранить целую страну. Собственно, этот процесс мы пережили на более высоком уровне в 1989-1991 годах – тогда класс управленцев сумел сломать молодой и не очень умный лидер, попросту не мыслящий масштабами такой страны, как СССР. Сейчас история возвращается в Казахстан, но на более низком уровне – теперь власть новой формации сможет сломать вообще любой человек, оказавшийся в нужное время в нужном месте. Для этого ему не нужно будет добиваться легитимности. В условиях отсутствия оппозиции и кризиса власти ему будет достаточно сказать: “государство – это я”.

camonitor.com

Главные темы » Все темы
Политический спектр