АПН АПН Казахстан
Главная События Публикации Мнения Авторы Темы
Вторник, 2 июня 2020 » Расширенный поиск
Мнение. » Версия для печати
2013-03-26 Сауле Исабаева:
Смена власти в Казахстане: марионеточный режим или мина замедленного действия?

“Сумеречная зона, или “Ловушки” переходного периода” – так называется новая книга, вышедшая из-под пера группы известных казахстанских политологов. Она посвящена “межцарствию” – небольшому отрезку времени, который пройдет с момента ухода со своего поста первого президента Казахстана до прихода второго. Причем возможные сценарии властного транзита, прогнозируемые экспертами, больше напоминают “вечерние сумерки”, после которых наступает не утро, а ночь. В таком полумраке можно разглядеть лишь силуэты политических игроков, которые способны сыграть главную роль в “день Х”.

Темное будущее

В своей новой книге авторы – Досым Сатпаев, Толганай Умбеталиева, Андрей Чеботарев, Расул Жумалы, Замир Каражанов, Айман Жусупова, Рустем Кадыржанов, Айдос Сарым – не только предлагают политической элите рассмотреть возможные варианты передачи власти и их последствия, но и просчитывают возможные риски и дают рекомендации. Если в одних политических системах уход из политики первого лица имеет больше технический характер (как гласит один афоризм, “смена власти есть смена караула у постамента государства”), то при высокой персонификации власти, когда сама система и ее институты создавались под конкретного человека, этот процесс может иметь серьезные последствия для всей страны. Что касается Казахстана, то эксперты рассматривают самые разные сценарии политического транзита, но все они носят скорее негативный характер – от плохого до худшего.

Начнем с самого худшего. Здесь авторы выделяют такой негативный сценарий политического развития страны в “сумеречной зоне”, как “война против всех”. Имеется в виду реализация одной из форм получения легитимности через использование силового ресурса по принципу “победитель получает все!”. При этом масштабы могут быть разными, начиная с перманентных государственных переворотов и заканчивая гражданской войной, которая автоматически поставит под угрозу как суверенитет страны, так и ее территориальную целостность. В этом случае существует риск появления “марионеточного режима”. Этот сценарий из разряда антиутопий крайнего толка, но тем не менее обсуждаемый внутри общества.

Кстати, здесь возможен и подсценарий – “принуждение к миру”, когда некая внешняя сила после длительного внутригосударственного конфликта заставляет участников этой схватки играть по своим правилам, обеспечивая демократический переход или передачу власти преемнику. Следует учесть и возможность “исламской революции”, когда власть будет меняться в результате массовых социальных акций протеста, во главе которых встанут совершенно неизвестные ранее “харизматики”.

Еще один негативный сценарий – это попытка консервации существующей политической системы со всеми ее проблемами и минами замедленного действия. Но здесь есть две ловушки, предупреждают авторы книги. Во-первых, трудно управлять политической системой, которая была создана под конкретного политика, обладающего определенной харизмой в качестве верховного арбитра в межэлитных столкновениях. Во-вторых, политика консервации ради консервации рано или поздно приведет к эффекту парового котла: если не выпускать из него пар, то рано или поздно он просто взорвется.

Некоторые политологи считают последний сценарий вполне вероятным. Об этом говорят и результаты экспертного опроса, проведенного в апреле 2011 года Альянсом аналитических организаций. В рамках исследования респондентам предложили выбрать сценарий развития политической системы Казахстана в среднесрочной перспективе. В результате 50,1% респондентов выбрали олигархию (правление нескольких олигархических групп в качестве коллективного преемника на основе коалиционного соглашения), 22,7% – сохранение сверхпрезидентской системы (формальные выборы при несменяемости власти), 18,1% – президентско-парламентскую систему сдержек и противовесов и 9,1% – парламентскую республику, при которой произойдет серьезное сокращение функций и полномочий второго главы государства.

Мягкий транзит

Как видно, инициаторы опроса выделили два авторитарных (консервативных) и два реформаторских сценария политического развития Казахстана. Подробнее авторы книги остановились на демократических сценариях, так как они представляют собой определенный шанс для страны реализовать мягкий транзит власти, который, конечно, не гарантирует быстрого создания эффективной демократической системы.

В последнее время некоторые представители власти и сами стали проговаривать перспективу трансформации президентской системы в РК в сторону президентско-парламентской республики. После принятия закона о лидере нации президент может это сделать в любое время, сохранив в своих руках значительные властные полномочия. Но большим минусом, по мнению авторов книги, является то, что такая конструкция будет иметь искусственный характер, не гарантируя стабильного и долгосрочного существования.

“Можно понять желание некоторых стратегов от власти сформировать в лице парламента “коллективного преемника” как некий противовес чрезмерному влиянию институциональных внутриаппаратных групп давления, передав некие дополнительные функции, чтобы законодательный орган смог сбалансировать существующую систему сдержек и противовесов. И в случае часа “икс” именно парламент как легитимный орган мог бы взять на себя политическую ответственность. Однако основная проблема состоит не в том, чтобы передать парламенту больше функций и полномочий, т.к. это больше технический вопрос, который можно решить довольно быстро. Речь идет о повышении легитимности самого законодательного органа в глазах как общества, так и элиты. А для этого важно, чтобы парламент состоял из легитимных партий, прошедших “огонь и воду” электоральной борьбы. Не стоит также забывать, что любая перспектива в сторону частичной либерализации общества вряд ли найдет поддержку у значительной части политической элиты. Ведь многие ее представители привыкли рассматривать политику не в качестве публичной сферы, а как “схватку бульдогов под ковром”, где все решается кулуарно, легче, быстрее, с меньшими издержками”, – пишут политологи.

Борьба за легитимность

На взгляд авторов книги, любая политическая сила, пришедшая к власти после первого президента, рано или поздно начнет видоизменять политическую и экономическую систему под себя, даже если она будет декларировать преемственность политики. Причем начнет с банального передела собственности, который расколет элиту и общество.

Эти выводы подтверждаются и результатами экспертного опроса. Так, 59,1% респондентов на вопрос “что ждет казахстанскую экономику после ухода действующего главы государства из политики?” ответили, что начнется новый передел собственности, который приведет к экономической стагнации; 22,8% считают, что сохранится status quo, при котором экономика будет развиваться в рамках государственных программ, принятых еще при первом президенте; 9,1% прогнозируют окончательное превращение Казахстана в сырьевой придаток России, Китая и других стран, что закрепит периферийную роль республики в мировой экономике; 9% ожидают национализации стратегических отраслей казахстанской экономики.

Как отмечают политологи, проблема Казахстана заключается в том, что ни один из действующих политических игроков после прохождения точки бифуркации не будет иметь автоматически приобретенной легитимности, которая позволила бы ему законсервировать или реформировать данную политическую систему. Представители элиты уравнены в своих притязаниях на власть. Они изначально загнаны в ловушку противостояния “преемник – антипреемник”. Коллективные преемники также отсут-ствуют. Условно основная борьба за легитимность и стратегическую политическую инициативу в “сумеречной зоне” будет вестись между четырьмя группами:

1. Группа status quo (элита, часть бюрократического аппарата и часть общества). Их главная задача – максимально растянуть бесконфликтное существование действующей системы. Это довольно тяжелая задача по причине отсутствия механизмов воспроизводства основных элементов политической системы, а именно институтов социализации (поддержка лояльности); низкого уровня политической культуры (отсутствие опыта политического диалога и демократических прецедентов) и правовой культуры (неуважение к законам и Конституции со стороны как элиты, так и общества в целом).

2. Реформаторы (сторонники мягкой трансформации системы). Сюда также могут войти часть элиты и бюрократического аппарата плюс конструктивная часть общества. Как отмечают некоторые эксперты, нередко инициатива трансформации политической системы после смены власти шла в рамках абдикации. Т.е. это реформы сверху от той части правящей элиты, которая начинала не с демократизации, а с либерализации режима, т.к. данный процесс легче контролировать и прервать в любой момент. При этом реформаторы будут искать поддержку в той части оппозиционного поля, которая тоже выступает за эволюционную модель транзита. Таким образом, реформаторской части оппозиции следует уже сейчас продумать механизм формирования своей легитимной политической ниши в рамках будущей “сумеречной зоны”.

3. Радикальные группы, которые будут выступать за быстрое разрушение существующей системы с целью расчистки поля для укрепления своей легитимности. К их числу можно отнести не только экстремистские и террористические организации, но и часть политической и бизнес-элиты страны.

4. Силовые структуры. Практически все они нередко являлись участниками межгрупповых разборок в элите, в основном играя роль инструмента. При этом особняком стоят Вооруженные силы РК, которые хотя и были замешаны в разного рода коррупционных скандалах, но благодаря своему статусу и тесной привязке к главнокомандующему в лице действующего президента напрямую не участвовали во внутриэлитных столкновениях.

Глаз народа

Страхи по поводу предстоящей в недалеком будущем смены власти и связанной с ней неопределенности растут и в казахстанском обществе. Обострение политической и социальной ситуации в стране, экономический кризис, возраст лидера страны только усиливают тревожность. Одна из глав книги, подготовленная генеральным директором Центральноазиатского фонда развития демократии Толганай Умбеталиевой, как раз таки посвящена исследованию этих страхов.

Как отмечает эксперт, основываясь на результатах проведенного соцопроса, изменения в будущем возможны лишь при полной смене власти. Сценарий “преемник” (выдвижение Нурсултаном Назарбаевым кандидатуры нового президента) теряет своих сторонников среди казахстанцев. Ключевым аргументом противников данного сценария выступает то, что при таком варианте развития ситуации надежды на улучшение жизни в стране будут краткими и зыбкими.

Примечательно, что в системе политических страхов доминирует “страх революций”. Здесь нужно отметить следующее. Эксперты полагают, что революция реальна лишь при наличии альтернативного сценария существующему режиму, в противном случае она ни к чему не приведет. Примером могут служить арабские страны и страны постсоветского пространства, где “цветные революции” не привели к качественным изменениям политических режимов. Тем не менее население Казахстана страшится революции из-за ее последствий для простого народа.

Пороки политического режима, сконструированного под одного человека, долгое время были скрыты под экономическим ростом в стране. Достаточно благоприятно складывались и взаимоотношения между Н. Назарбаевым и населением, популярность лидера страны казалась незыблемой. Вес и сила президента определялись, в первую очередь, поддержкой населения. Уровень социальной напряженности и уровень протестности, несмотря на большое число нерешенных социальных проблем, оставались на низкой отметке.

Однако экономический кризис внес существенные коррективы в политическую составляющую и в первую очередь повлиял на отношение населения к руководству страны, значительно изменив оценку политической ситуации в Казахстане. Сегодня можно говорить о симптомах политического кризиса в другом ракурсе, а именно с точки зрения наличия дистанции между населением страны и президентом, подчеркивают политологи. По их оценке, глава государства начал стремительно терять доверие народа. “Бегство” ряда бывших представителей элиты за рубеж с государственными финансовыми средствами, “беспредел”, который творится в стране, стали причиной “морального” падения политической власти в глазах населения. События в Жанаозене также способствовали формированию нового взгляда на политическую власть в стране. Сложившая ситуация вкупе с сильным страхом революции делает вероятность последней в Казахстане вполне реальной.

Что касается внешних факторов, то им в книге отведено несколько глав. Если коротко, то, по мнению политологов, Астане будет трудно поддерживать баланс геополитических интересов держав. По их прогнозам, Казахстан может стать заложником острой борьбы, столкнуться с мощными политическими вызовами и нестабильностью. Не стоит исключать и попадания страны в сферу интересов крупного “игрока”. Но есть, на взгляд экспертов, и другой выход из ситуации – обострить противоречия в Центральной Азии или, напротив, мобилизовать страны региона.

camonitor.com

Главные темы » Все темы
Вокруг власти