АПН АПН Казахстан
Главная События Публикации Мнения Авторы Темы
Четверг, 27 апреля 2017 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Русские в Казахстане: "казахи русского происхождения"?
2006-01-12 Юрий Чернышов
Русские в Казахстане: "казахи русского происхождения"?

Из всех советских республик именно Казахстан был тем полигоном, на котором в СССР особенно смело испытывали и ядерное оружие, и "целину", и концепцию "новой исторической общности — советского народа". К 1959 г., когда проводилась общесоюзная перепись, доля казахов в составе населения республики сократилась до минимального уровня — до 30 %. Но после 1959 г. доля казахов в составе населения неуклонно увеличивалась: в 1970 г. — 32%, в 1979 г. — 36%, 1989 г. — почти 40%. По данным переписи населения СССР 1989 г., из 16464000 населения казахи составляли 39,7%, русские — 37,8 %, немцы — 5,8 %, украинцы — 5,4 %. За 1989-1999 гг. численность казахов в стране увеличилась на 1 млн. 488,1 тыс., или на 23 %, и возросла с 6 млн. 496,9 тыс. до 7 млн. 985 тыс. За 90-е гг. из страны выехало около 2 млн. русских, украинцев и белорусов, а также 0,8 млн. немцев. Население Казахстана сократилось с 16,9 млн. в 1991 г. до 14,9 млн. в 1999 г. За 1989-1999 гг. количество русских сократилось на 26 %, украинцев — на 38 %, немцев — на 63 %. Разумеется, эти демографические сдвиги не могли не вызвать изменения в отношениях двух ведущих этносов, в их представлениях о собственном месте в новом государстве.

Одно из проявлений этих изменений — те гетеростереотипы ("представления о других"), которые получили распространение среди казахов и русских в последние годы. В этнической психологии распространено следующее понимание этностереотипа: это — "устойчивое, схематично-упрощенное и эмоционально-оценочное мнение одной этнической общности о другой и о самой себе". При этом хотелось бы подчеркнуть, что мы не считаем этностереотипы заведомо ложными, негативными представлениями и предрассудками; напротив, на наш взгляд, они в преломленной форме нередко отражают очень важные реальные тенденции, получившие развитие в обществе. Этностереотипы, в свою очередь, оказывают огромное влияние на социализацию, на поведение подрастающих поколений в отношении представителей той или иной этнической общности. Автостереотипы ("представления о своих") оказываются, как правило, гораздо позитивнее, чем гетеростереотипы. При этом важно учитывать, что негативные гетеростереотипы особенно часто актуализируются в тех условиях, когда между этносами либо идет острая конкурентная борьба, разгораются конфликты по жизненно важным вопросам, либо складываются отношения господства-подчинения.

Нами использовались результаты более десятка социологических исследований по данной тематике, проведенных в Казахстане в период с 1992 по 2004 гг. Вместе с тем, автор имел уникальную возможность апробировать свои выводы в августе 2003 г., читая курс по этническим стереотипам на международном летнем университете в Усть-Каменогорске. Молодые казахстанские преподаватели — социологи, психологи, политологи, историки, философы, экономисты — активно участвовали в фокус-группах и деловых играх, давших достаточно интересный эмпирический материал по интересующей нас тематике. Кроме того, использовались данные контент-анализа СМИ, а также такой нетрадиционный источник, как Интернет-форумы, на которых обсуждаются проблемы межэтнических отношений в Казахстане.

В целом данные опросов показывают, что "запас прочности" позитивных, добрососедских отношений между русскими и казахами сохранялся в своей основе даже в самые критические моменты. Исследования по ценностным ориентациям показывают близость позиций казахов и русских, выросших в Казахстане. Положительные характеристики, как правило, преобладают над отрицательными в гетеростереотипах и русских, и казахов (особенно — у представителей старших поколений). Однако вместе с тем отмечаются и существенные колебания, причем "крайние" позиции чаще встречаются в среде студенческой молодежи.

В содержании негативных стереотипов, на наш взгляд, зачастую получали отражение разного рода претензии и фобии, накопившиеся в сознании людей. Так, например, в 1999 г. в характеристиках казахов русскими впервые стали упоминаться такие качества, как "национализм" и "жестокость". В какой-то мере эта тенденция к усилению недоверия нашла отражение и в тех гетеростереотипах, которые были названы русскими на проведенной нами фокус-группе: здесь явно отразилось недовольство в отношении стремления казахов доминировать с использованием азиатских традиций (помощь своим родственникам в устройстве на работу, авторитаризм и т.д.).

Такую эволюцию стереотипов, по-видимому, можно верно истолковать лишь с учетом изменения общей ситуации в Казахстане. К моменту распада СССР в среде казахов накопилось довольно много претензий к "старшему брату", традиционно считавшему, что именно он принес все начала цивилизации в этот "край диких кочевников". Так называемая "колониальная неблагодарность" казахов выплеснулась в том, что русских стали обвинять в геноциде, в искоренении их национального языка и культуры… Затем произошел глобальный миграционный отток, миллионы русских, украинцев, немцев покинули страну. Эмиграция русскоязычных групп достигла апогея в 1994 г. — по некоторым данным, она составила 481 тыс. чел. Затем показатели постепенно снижаются: большинство тех, кто имели возможность уехать, уже уехали. Казахи стали составлять абсолютное численное большинство в стране, заняли ключевые посты в органах власти, стали единственным "титульным" этносом.

Эти перемены нашли отражение и в идеологии. Официальное руководство Казахстана часто говорит о "евразийском", многонациональном характере государства. Однако реальная политика выражается в том, что почти все ключевые посты принадлежат казахам. В дальнейших планах некоторых идеологов — полная "казахизация" страны. Так, например, доктор исторических наук Азимбай Гали пишет: "Что такое хорошо для Казахстана и казахов? Интеграция, ассимиляция и аккультурация на основе казахских ценностей… Будут уменьшаться носители этого (русского — Ю.Ч.) языка, меньше будет эпигонов и в качестве международного: казахи предпочтут английский, в качестве родного — казахский". Вместе с тем националисты предают анафеме тех "асфальтных казахов", которые все еще остаются "политически русскими". Такие идеологи подогревают в казахской среде бытовой национализм, национальную кичливость и ксенофобию. На Интернет-форумах, например, встречаются такие сообщения: "Вчера имел удовольствие лицезреть огромную очередь у российского посольства. Зрелище феерически приятное"; в некоторых газетах содержатся нападки на певицу-казашку, которая еще осмеливается петь по-русски, и т.д. Формула "казахи русского происхождения", на наш взгляд, вполне могла быть заимствована казахскими националистами из Прибалтики, где уже накоплен богатый опыт дискриминации людей по этническому признаку. Чем-то напоминает она и формулу "немцы, говорящие по-вендски", применявшуюся нацистами в отношении лужицко-сербского меньшинства Германии.

Разумеется, все это не может не вызывать обратную, не всегда сдержанную, реакцию оппонентов. Некоторые лидеры русскоязычных общин, к сожалению, так и остались в плену старых идеологических догм, весьма далеких от современной реальности. Все это не способствует развитию конструктивного диалога и взаимопонимания.

Тенденция к созданию этнократического государства не может не тревожить тех все еще многочисленных неказахов, которые остаются жить в Казахстане. Поэтому весьма серьезна та разница, с которой казахи и неказахи оценивают состояние межнациональных отношений. Если казахи в массе своей считают, что теперь стало "все нормально", то представители других национальностей посылают совершенно иные сигналы: "нет, далеко не все нормально: мы считаем себя ущемленными в кадровой, языковой политике" и т.д. Собственно, эти же самые сигналы обнаруживаются и в тех новых гетеростереотипах, о которых шла речь выше.

В условиях отношений господства-подчинения негативные стереотипы, как уже отмечалось, резко актуализируются, становятся мощным фактором, препятствующим восстановлению понимания и доверия между народами. В Казахстане еще сохраняется солидный запас доверия, но в новых, принципиально изменившихся условиях он подвергся размыванию. Какая реальная политика — направленная на этнократию или на создание многонационального евразийского государства — возобладает? Это во многом будет зависеть от того, захочет ли власть Казахстана услышать посылаемые ей сигналы.

Юрий Георгиевич Чернышов - д.и.н., профессор, зав. кафедрой всеобщей истории и международных отношений Алтайского гос. университета, директор Алтайской школы политических исследований

Главные темы » Все темы
Казахстан
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
23.10.2016
Соседи Казахстана. Для ответа на провокации в виде террора, вооруженных нападений, переворотов и цветных революций, необходимы союзники

23.10.2016
Политический ислам. Уход северокавказской молодежи в джихадизм можно пресечь, если власти регионов Северного Кавказа будут активно продвигать методы, заложенные экс-главой Дагестана Магомедсаламом Магомедовым: диалог между салафитами и суфиями и комиссии по адаптации бывших боевиков.

21.12.2014 Алия Карибаева

Евразия. Создание ЕАЭС целесообразно рассматривать с точки зрения возможностей притока технологий из наиболее развитых сфер производства России и Белоруссии в наименее развитые сферы производства Казахстана.


30.11.2014

Экология. Реализация всех китайских проектов может катастрофически сказаться на состоянии Балхаша.


16.11.2014

Экономическая политика. 11 ноября Президент Республики Казахстан Нурсултан Назарбаев неожиданно обратился к народу с ежегодным Посланием – раньше, чем в предыдущие годы, на 2 месяца.


30.4.2014 Нурсултан Назарбаев

Евразия. Выступление Президента Республики Казахстан Н.А. Назарбаева в Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова.