АПН АПН Казахстан
Главная События Публикации Мнения Авторы Темы
Вторник, 26 мая 2020 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Как понимают "энергобезопасность" члены G8?
2006-03-20 Дмитрий Верхотуров
Как понимают "энергобезопасность" члены G8?

Встреча министров энергетики стран-членов G8, состоявшаяся 15-16 марта в Москве, внешне прошла в благожелательном тоне. Министры обсудили свои проблемы, отобедали в "Президент-Отеле", затем вышли на итоговую пресс-конференцию, где и подтвердили, что проблема энергетики и энергобезопасности очень важна. Все, вроде бы, выглядело благопристойно.

Однако, общая обстановка, складывающаяся вокруг темы энергетики и встречи в рамках саммита G8, была далека от идеальной. "Газовые войны" сильно насторожили ЕС и заставили европейцев более последовательно продвигать свою Энергетическую хартию. Турция и страны Закавказья ударно строят газо- и нефтепроводы из Азербайджана и Ирана в Европу. Идет конфликт вокруг ядерной программы Ирана, со все более ослабевающим участием России. Казахстан, напротив, расширяет энергетическое партнерство с Европой и принимает участие в достройке нефтепровода Одесса-Броды до Плоцка. В этой непростой ситуации Россия пытается удержать свои позиции: критикует Энергетическую хартию, выступает против строительства Транскаспийских трубопроводов. Кроме того, Москва спешно пытается начать строительство нефтепровода ВСТО, несмотря на всенародное сопротивление в Иркутской области и протесты экологического движения.

Этот событийный ландшафт вокруг встречи министров энергетики показывает, что никакой доброжелательной обстановки и в помине не было на этой встрече. Скорее, это была разведка боем перед летним саммитом G8, на который, видимо, назначено генеральное сражение в области энергетики.

Давайте проанализируем позиции стран-членов G8 по вопросу развития мировой энергетики. А заодно попробуем понять, как понимает проблему "энергобезопасности" каждая из сторон.

Главный мировой игрок — США, устами министра энергетики Самуэля Бодмана, заявил о том, что американцам нужен контроль над всей мировой атомной энергетикой. Бодман представил программу "The Global Nuclear Energy Partnership" или GNEP, в которой главным моментом будет предоставление странами-членами G8 услуг "топливного цикла", когда обогащенное топливо будет поставляться в обмен на обязательство отказа от развития своих технологий обогащения урана. Несмотря на то, что проект только в начальной стадии, Вашингтон выделил на него 250 млн. долларов.

Россия заявила о том, что она будет увеличивать поставки на экспорт энергоносителей, и для этого хочет построить мировую систему диалога в области энергетики, в рамках которой был бы обеспечен доступ к информации по энергетике и доступ к энергии развивающимся странам. Одним словом, российская сторона предъявила большие претензии, которые в переводе с дипломатического "новояза" на общепонятный, выглядят следующим образом. Во-первых, Россия хочет знать все о производстве и потреблении энергоносителей в мире. Без всякого сомнения, это важнейшая информация для стратегического планирования в области энергетики. Во-вторых, система мирового энегетического диалога должна стать чем-то вроде ОПЕК, то есть организации, регулирующей и лимитирующей производство и продажу энергоносителей. Россия надеется за счет этой организации получить лидирующее место в мире в этой отрасли.

Вместе с тем, Россия не будет присоединяться к системе управления резервами нефти в рамках Международного энергетического агентства, то есть собирается выстроить систему регуляции энергетики в своих интересах. В-третьих, Россия хочет получить эксклюзивный выход на рынки крупнейших энергопотребителей, поскольку в категорию "развивающихся стран" относятся не только беднейшие страны, но и такие гиганты, как Индия и Китай. Это типично российский подход к проблеме "энергобезопасности". По словам министра промышленности и энергетики Виктора Христенко, понятие энергетической безопасности включает и гарантии спроса на ее нефть и газ за рубежом. А это не до конца совпадает со стратегией Запада.

Еще один крупный игрок на энергетическом рынке — Япония — интересуется строительством российского нефтепровода к побережью Тихого океана и диверсификацией закупок нефти. Вице-министр экономики, торговли и промышленности Акира Нисино специально затрагивал эту тему на встрече с президентом России Владимиром Путиным.

Страны ЕС заявили достаточно интересную двойственную позицию. С одной стороны, министры энергетики Германии, Франции и Италии политкорректно подтвердили, что вполне доверяют "Газпрому" и не винят "Газпром" за его политику зимой 2006 года. Однако, с другой стороны, все министры энергетики стран ЕС постоянно говорили об энергоэффективности и диверсификации снабжения энергией. Например, министр промышленности Франции Франсуа Лоос заявил о том, что Франция наращивает долю сжиженного газа в топливном балансе страны.

ЕС пытается почти принудительно завершить процесс присоединения России к Энергетической хартии, которая была подписана в 1994 году но до сих пор не ратифицирована Госдумой. Христенко заявил, что в рамках переговоров идут согласования вопросов транзита энергоресурсов.

То есть, на текущий момент в мире сложились по меньшей мере три разные позиции по вопросу выработки стратегии развития в мировой энергетики. И, соответственно, сформировались три различных лагеря. США больше всего интересует контроль над атомной энергией, которая ими считается наиболее передовой. Россия пытается выстроить систему всеобщей зависимости от поставок российских нефти и газа. Европа пытается разнообразить свои источники энергии. Эти принципиально разные позиции предполагают новые столкновения в G8.

Никакого единства во мнениях среди стран-членов G8 по проблемам энергетики просто нет. Дело даже не в изменчивой политике России, которая, впрочем, сильно усложняет расклад, а в фундаментальном различии стратегических интересов США, Японии и европейских стран. Именно эти расхождения превращают энергетику в поле острейших столкновений.

В ходе схватки в этом элитарном "террариуме единомышлеников", называемом также "восьмеркой", будут возникать лишь временные блоки и союзы. Например, возможен альянс между Россией и США, когда произойдет обмен услугами. Россия, как "младший партнер", поможет США установить всеобщую систему контроля над ядерными технологиями, а взамен США помогут России принудить европейские страны к потреблению большей доли российских нефти и газа. Здесь все зависит от того, считает ли Вашингтон Москву надежным союзником и "младшим партнером", или нет. Если Буш посчитает, то такой временный альянс состоится. Если нет, то в руках Вашингтона есть козырный туз, могущий разрушить любую комбинацию - схема транспортировки энергоресурсов из Каспийского региона в Европу в обход России.

В последнем случае, Россия быстро утрачивает свою роль энергетической державы, а лидерское место достается новым "энергокоммутаторам" — Турции и Казахстану. Эти серьезные изменения в области энергетики повлекут и долгосрочные политические последствия, поскольку коалиция тюркских государств в Евразии резко и быстро усилится. Этот новый "Великий Туран" начнет давить на Россию. "Тюркский вопрос" в России станет в этом случае веским аргументов для выжимания политических и экономических уступок.

Аналогичная коалиция может сложиться межу США и ЕС. Принцип взаимообмена прост: Европа помогает США построить систему контроля над атомной энергией, а взамен США "утрамбовывает" Россию. Вашингтон заставит Москву принять все европейские условия в поставке энергоносителей, а также удовлетвориться небольшой долей европейского рынка, с одновременным отказом от глобальных претензий.

В рамках G8 США, как мировой суверен, обладают солидным преимуществом, поскольку имеют свободу выбора союзников в достижении своих целей. Этого нет ни у бюргерской Европы, ни у прагматичной России. Потому общий расклад внутри этой влиятельной организации, скорее всего, будут определять американцы.

Показательно молчание наблюдателей от Китая, Индии, Мексики, ЮАР, Бразилии, приглашенных на встречу министров энергетики. Силы стран-членов G8 велики, но и эти страны "второго мира", особенно вместе, могут внести серьезный вклад в изменение ситуации. Очевидно, представители "второго мира" присматривались к изменяющейся политической ситуации: они решали, на какую чашку энергетических весов в этой сложной системе равновесия бросить в критический момент свою гирьку. Эти страны полностью устроит более чем очевидная ситуация, когда "старые" члены G8 передерутся и рассорятся, чем и развяжут руки новым экономическим "тиграм" для дальнейших активных действий.

Главные темы » Все темы
Мировая арена
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
23.10.2016
Соседи Казахстана. Для ответа на провокации в виде террора, вооруженных нападений, переворотов и цветных революций, необходимы союзники

23.10.2016
Политический ислам. Уход северокавказской молодежи в джихадизм можно пресечь, если власти регионов Северного Кавказа будут активно продвигать методы, заложенные экс-главой Дагестана Магомедсаламом Магомедовым: диалог между салафитами и суфиями и комиссии по адаптации бывших боевиков.

21.12.2014 Алия Карибаева

Евразия. Создание ЕАЭС целесообразно рассматривать с точки зрения возможностей притока технологий из наиболее развитых сфер производства России и Белоруссии в наименее развитые сферы производства Казахстана.


30.11.2014

Экология. Реализация всех китайских проектов может катастрофически сказаться на состоянии Балхаша.


16.11.2014

Экономическая политика. 11 ноября Президент Республики Казахстан Нурсултан Назарбаев неожиданно обратился к народу с ежегодным Посланием – раньше, чем в предыдущие годы, на 2 месяца.


30.4.2014 Нурсултан Назарбаев

Евразия. Выступление Президента Республики Казахстан Н.А. Назарбаева в Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова.