АПН АПН Казахстан
Главная События Публикации Мнения Авторы Темы
Понедельник, 10 августа 2020 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Китай, Казахстан и ОМП — 2
2006-04-19 Евгений Савкович
Китай, Казахстан и ОМП — 2

Окончание. Начало — здесь

Что касается военно-технического сотрудничества, то с самого начала в данной области стороны проявляли сдержанность, ограничиваясь изучением общих подходов к данной проблеме(1). Так, в октябре 1993 г. во время визита Н. Назарбаева в Китай была достигнута договоренность о необходимости "способствовать установлению и развитию контактов между военными ведомствами, об осуществлении обменов в данной области на основе сложившейся международной практики в интересах укрепления взаимного доверия и сотрудничества"(2). В сентябре 1995 г. появилось совместное заявление глав государств РК и КНР, в котором отмечалось, что "в сфере военного сотрудничества отношения должны строиться на взаимном доверии и сокращении вооруженных сил в районе границы. Военно-техническое сотрудничество должно проводиться на основе взаимной выгоды"(3). Тем самым подтверждались принципы совместного коммюнике 1992 г.

В 1995-1996 гг. происходил обмен делегациями военных чиновников. Китайская военная делегация из СУАР КНР посетила Казахстан в августе 1995 г. В мае 1996 г. казахстанский министр обороны и министр иностранных дел встречались в Алматы с одним из представителей Генштаба НОАК — Фу Цюаньоу. В октябре 1996 г. министр обороны Казахстана А. Касымов в Пекине встречался с министром обороны КНР Чи Хаоцянем. По официальным сообщениям, стороны обсудили состояние сотрудничества в военной сфере(4). Был подписан меморандум о сотрудничестве между военными министерствами двух стран.

В теоретических исследованиях китайская сторона отмечает, что военное сотрудничество КНР со странами ЦА изначально было разделено на двустороннее и многостороннее(5). Для государств Центральной Азии первый период после обретения независимости стал периодом создания собственных стратегий национальной безопасности и национальных вооруженных сил. Китай, со своей стороны, в начальный период придерживался линии на подписание двусторонних договоров. Однако впоследствии отмечался постепенный переход от двух- к многостороннему сотрудничеству. Это комментировал президент Республики Казахстан Н. Назарбаев в высказывании о будущем "Шанхайской пятерки": "Существование и функционирование "пятерки"… свидетельство эффективного сотрудничества пяти государств на двух- и многостороннем уровне"(6).

Оценивая роль военного сотрудничества, необходимо отметить, что хотя и были попытки повысить его роль в двусторонних отношениях, у сторон нет единства мнений о подходах к его развитию. Данная тема может стать в будущем предметом особого обсуждения на казахстанско-китайских переговорах. У Казахстана уже есть положительный опыт сотрудничества по линии Министерства обороны с Турцией. Большое значение уделялось и американо-казахстанским отношениям в сфере безопасности и военной области. Так, во время визита в США Н. Назарбаева был подписан Меморандум о взаимопонимании между министерствами обороны США и Казахстана, предусматривающий проведение регулярных консультаций по проблемам международной и региональной безопасности и сотрудничество в подготовке военных кадров(7).

Одним из шагов США в регионе, стимулировавшим превращение "Шанхайской пятерки" в полноценную организацию, стала поддержка инициативы Казахстана, Кыргызстана и Узбекистана по созданию Центрально-азиатского батальона. "Центразбат", предназначенный для участия в операциях ООН по поддержанию мира, был образован весной 1996 г. решением президентов трех центрально-азиатских государств. В сентябре 1997 г. в Казахстане и Узбекистане состоялись масштабные военные учения "Центразбат-97", в которых приняли участие около 500 американских солдат и офицеров из 82-й воздушно-десантной дивизии США. В учениях участвовали также турецкие и российские подразделения.

В последующем учения Центрально-азиатского батальона с участием американских солдат и офицеров стали проводиться ежегодно (в 1998 г. — в Узбекистане и Кыргызстане, в 1999 г. — во Флориде, в 2000 г. — в Казахстане)(8). Центразбат, однако, остался малочисленным формированием с неясными задачами, "бездейственным и показательным"(9). Осложнение отношений между Узбекистаном и другими государствами региона и неудача попыток центрально-азиатской интеграции в экономической и политической сферах не позволили Центразбату стать реальным инструментом поддержания стабильности в Центральной Азии. На этом фоне США резко активизировали свою политику в регионе, когда включили новые независимые государства Центральной Азии в зону ответственности Центрального командования вооруженных сил США (СЕНТКОМ) в октябре 1999 г. Эти факты также стимулировали развитие сотрудничества КНР с РК, в том числе в рамках ШОС.

30 марта 2000 г. заместитель председателя центрального Военного Комитета и министр обороны КНР Чи Хаоцянь посетил Астану для участия во встрече министров обороны пяти государств — Китая, России, Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана. Главы военных ведомств подписали совместное коммюнике. Во время визита Чи Хаоцянь также встретился с Президентом Казахстана Назарбаевым и Министром обороны РК. Обсуждались, в частности, вопросы дальнейшего взаимодействия в военной сфере. 24-28 апреля состоялся ответный визит в Китай министра обороны РК.

Что касается перспектив дальнейшего сотрудничества, то они возможны в виде предоставления Казахстану материально-технической помощи для модернизации и реформирования армии(10), у которой не хватает материально-технического обеспечения и офицерских кадров. После антитеррористической операции США и союзников в Афганистане Китай рассматривает и другие варианты (в частности, совместных учений).

Позиция КНР по поводу военно-технического сотрудничества в рамках СНГ достаточно сдержанная. Отмечается, что "в рамках построения целостной системы региональной безопасности и для обеспечения собственной безопасности, государства Центральной Азии были вовлечены в несколько многосторонних соглашений в сфере безопасности"(11). Можно выделить две стороны этого процесса — в рамках СНГ и вне СНГ. Во втором случае речь идет о создании и функционировании ШОС, сотрудничестве с КНР и США.

В рамках СНГ 15 мая 1992 г., на пятом саммите Содружества, был заключен Договор о коллективной безопасности. Казахстан, наряду с Россией, Кыргызстаном, Узбекистаном, Таджикистаном и Арменией является участником договора. В договоре используется термин "совместная" или "коллективная" безопасность. Россия, безусловно — лидер в данном объединении. Признается это и китайскими учеными: "Роль России в обеспечении безопасности в регионе остается значительной"(12).

В КНР отмечалось, что проблемы, последовавшие за подписанием договора, а именно перегруппировка стран в рамках СНГ, фрагментация способны негативно отразиться и на КНР. В частности, разрешение пограничных проблем внутри СНГ могло отразиться на пограничном урегулировании с КНР. Договор также мог быть определяющим документом для оказания давления на страны Центральной Азии, подписавшие его. В соответствии с соглашением, "Агрессия против одного [расценивалась как] агрессия против всех…включая военную помощь"(13). Для КНР договор создавал некоторые сложности, например, в части использования и применения ядерного оружия: в договоре использовалась формулировка "применение обычных вооружений… и ядерного оружия"(14). Отмечалось, что Китай "внимательно следит за развитием отношений в ДКБ"(15). Неучастие Туркменистана в договоре определило сложность дальнейшего построения комплексной системы Центрально-азиатской безопасности.

Соглашения по политическим и экономическим вопросам, подписанные в начале 1995 г. Россией и Казахстаном, в особенности положение об "объединенных вооруженных силах"(16), содержавшееся в российско-казахстанской Декларации об экономическом и военно-политическом сотрудничестве, также стали для Китая "вариантом" сотрудничества со странами ЦА. Однако в дальнейшем КНР придерживался принципа заключения многосторонних соглашений.

Ядерная проблематика (изменение статуса Казахстана на "безъядерное государство") отошла на второй план в результате предоставления гарантий КНР и широкого круга американо-казахстанских соглашений. Определяющее значение имел Шанхайский процесс, начавшийся с договора о сокращении военного потенциала в районе границы.

В настоящее время к комплексу "новых угроз" снова добавилась ядерная проблематика. Известно, что с некоторыми ядерными державами у КНР "особые отношения", например, с Пакистаном.

Однако, видимо, снова все вопросы в регионе, связанные с ОМП, как ни прискорбно, будут решать США. Аллергия или гегемония?

Евгений Владимирович Савкович – кандидат исторических наук, преподаватель кафедры истории и регионоведения Томского политехнического университета

Примечания

1. Кокарев К. А. Китайско-казахстанские отношения// Казахстан: реалии и перспективы независимого развития. Под общ. ред. Кожокина Е.М. М. 1995.С. 356.

2. Жэньминь жибао, 1993. 22 октября.

3. Жэньминь жибао, 1995. 12 сентября.

4. Жэньминь жибао, 24, 26 октября 1996.

5. Xing Guangcheng. Security Issues in China’s Relation with Central Asian States// Ethnic challenges beyond borders. Chinese and Russian Perspectives of the Central Asian Conundrum. Ed.by Yongjing zhang and Rouben Aziziah.L. 1998.P. 210.

6. Цит. по: Назарбаев. Н.А. В потоке истории. Алматы. 1999. С. 228.

7. Nichol J. Central Asia’s New States: Political Developments and Implications for U.S. Interests. December 19, 1996.

8. Ibidem.

9. Allison R. Structures and Frameworks for Security Policy Cooperation in Central Asia // Central Asian Security: the New International Context. P. 233.

10. Казахстан намерен иметь собственные вооруженные силы в размере примерно 170 тыс. человек (из расчета 1% от населения): См. подробнее: В. Хлюпин. Современный Казахстан — издержки и обретения независимости// СНГ Ежегодник/ Центр института актуальных международных проблем Дипломатической академии МИД России. М.2000.С. 166-205.

11. Xing Guangcheng. Security Issues in China’s Relation with Central Asian States// Ethnic challenges beyond borders. Chinese and Russian Perspectives of the Central Asian Conundrum. Ed.by Yongjing zhang and Rouben Aziziah.L. 1998.P. 210.

12. Xing Guangcheng. Security Issues …P. 210.

13. Договор о коллективной безопасности (Ташкент, 15 мая 1992 года)// Безопасность Казахстана на современном этапе. Статьи, интервью, выступления. (под ред. Ашимбаева М.С.) Безопасность Казахстана на современном этапе. Статьи, интервью, выступления. — Алматы. 2002. — 134 с. (приложение).

14. Там же.

15. Xing Guangcheng. Security Issues …P. 210.

16. Лаумулин М. Указ. соч.; Токаев К.К. Под стягом независимости. С. 392, 396.

Главные темы » Все темы
Военные технологии
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
23.10.2016
Соседи Казахстана. Для ответа на провокации в виде террора, вооруженных нападений, переворотов и цветных революций, необходимы союзники

23.10.2016
Политический ислам. Уход северокавказской молодежи в джихадизм можно пресечь, если власти регионов Северного Кавказа будут активно продвигать методы, заложенные экс-главой Дагестана Магомедсаламом Магомедовым: диалог между салафитами и суфиями и комиссии по адаптации бывших боевиков.

21.12.2014 Алия Карибаева

Евразия. Создание ЕАЭС целесообразно рассматривать с точки зрения возможностей притока технологий из наиболее развитых сфер производства России и Белоруссии в наименее развитые сферы производства Казахстана.


30.11.2014

Экология. Реализация всех китайских проектов может катастрофически сказаться на состоянии Балхаша.


16.11.2014

Экономическая политика. 11 ноября Президент Республики Казахстан Нурсултан Назарбаев неожиданно обратился к народу с ежегодным Посланием – раньше, чем в предыдущие годы, на 2 месяца.


30.4.2014 Нурсултан Назарбаев

Евразия. Выступление Президента Республики Казахстан Н.А. Назарбаева в Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова.