АПН АПН Казахстан
Главная События Публикации Мнения Авторы Темы
Среда, 26 февраля 2020 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
ОБСЕ: чиновники или "выборная мафия"
2005-11-11 Роман Карев
ОБСЕ: чиновники или "выборная мафия"

По материалам Круглого стола "Международные аспекты выборов в Казахстане"

Недавний визит Кондолизы Райс в Центральную Азию многие наблюдатели восприняли как явное согласие США на то, чтобы выборы в Казахстане заранее были признаны легитимными. Но в политике, как известно, всякое бывает. Ситуация в СНГ меняется порой так кардинально, что нельзя исключать вероятность развития негативных для нынешнего казахстанского руководства сценариев. Опыт выборных кампаний в СНГ (в том числе и в Азербайджане — ред.) и недавних "бархатных" революций красноречиво говорит об этом. Все большую роль в послевыборной легитимации политического режима стал играть институт международных наблюдателей. Поэтому следует подробнее остановиться на "основных легитиматорах" — это международные наблюдатели и международные СМИ, которые всегда работают в тесной связке.

Мы все видим, что в нашем современном мире главное — не само событие, а подача события с помощью средств массовой информации. Поэтому отношение мировых СМИ к выборам в Ираке, проведенным при поддержке Запада, было заведомо положительное. Тем самым достигается максимальный пропагандистский эффект: например, зрелище неграмотных людей, мокающих пальцы в чернила, подается как великое достижение демократии. В едином порыве телекамеры залезали прямо в избирательную кабинку — операторы снимали, как человек "тайно" ставит галочку. На экране мы видели людей, входивших в на участок с уже заполненными бюллетенями, Но, сами понимаете, это были "долгожданные выборы в Ираке", поэтому их признали соответствующими неким мировым стандартам. В то же время выборы в соседнем Иране признали легитимными с куда большими сложностями. А там нарушений, с точки зрения тех же пресловутых "мировых стандартов" было на порядок меньше, чем в Ираке.

С учетом пропагандистской "мощности" масс-медиа получается, что наблюдатель наблюдателю рознь. И хотя на выборах приблизительно половина наблюдателей будет из России и стран СНГ, а половина — из западных стран ОБСЕ, надо четко понимать, что они имеют абсолютно разный медийный ресурс. Потому что наши российские наблюдатели — это, как правило, чиновники — господин Рушайло и его свита, до четырехсот человек. По прибытию российская делегация делает стандартное заявление о грядущем "соблюдении норм демократии", за это россияне получают прием на высшем уровне, банкет и красную ковровую дорожку от самолета до самолета. Однако толку от этой армии в 400 человек абсолютно никакого. Потому что это классические чиновники, которые прибывают с официальным визитом; российские наблюдатели никому не интересны — они дают заведомо положительное заключение и фактически никак не используют медиа-ресурс. В лучшем случае кто-то из них даст интервью РИАНу или РОСБАЛТу, и на этом весь их медийный эффект закончится.

Международные наблюдатели "с правом решающего голоса" бывают двух основных типов. Первый тип — это классические бюрократы, чиновники различных международных и зарубежных организаций. Второй тип — это представители всевозможных неправительственных организаций, которые за последние годы образовали своеобразную выборную мафию. Они используют выборы как средство для получения сверхвысоких заработков. Можно даже говорить о выборах, как своего рода рынке электоральной легитимации, поскольку люди имеют на этом неплохие деньги.

Известно уже несколько "профессиональных наблюдателей" этого типа (в том числе и в России), которые за определенную плату едут со своей командой на любые выборы. Это крупные группы "клакеров" — до ста человек, имеющие прочные связи с масс-медийными структурами. Их может заказать оппозиция, их может заказать действующая власть, но в основном их заказчики — зарубежные и международные политические структуры. Нисколько не обижая эти организации, в качестве примера могу привести пример одной конторы, представители которой на выборах в Молдавии были арестованы, что произвело мощный пиар-эффект.

Несложный анализ показывает, что доля представителей НПО в последнее время значительно увеличилась. Так в Казахстане на прошлых выборах от ОБСЕ было 297 человек, а от СНГ — 474, от остальных стран и неправительственных организаций было около ста человек. Заметим, что от неправительственных организаций СНГ было представлено 142 человека, не включая делегацию "CIS-EMO", а от западных НПО — только 20 человек. Это говорит о том, что представители западных НПО стремятся интегрироваться в миссию ОБСЕ заранее. Если представители российских НПО и НПО стран СНГ едут на выборы самостоятельно, то западные люди едут, как правило, в составе делегации ОБСЕ. Там можно встретить бывалых "наблюдателей", которые уже проехались по Югославии, были на выборах в Украине. Теперь они поедут в Казахстан отрабатывать те гранты, которые они получили. И, соответственно, будут проявлять значительную активность в ходе "независимого" наблюдения за выборами. Прежде всего, пиар-активность.

У "профессиональных наблюдателей" отличные связи с западными журналистами: существует отлаженный механизм пропаганды, который весьма эффективно работает в западных СМИ. То есть информация от этих "бывалых" людей будет донесена в первую очередь, в этом даже можно не сомневаться. Кстати, недавний визит господина Туякбая в Варшаву можно воспринимать как установление и укрепление контакта с "профессиональными легитиматорами", многие из которых вскоре приедут на выборы в Казахстан. Получается своего рода информационная война: против государственной пропаганды выступают мировые СМИ, которые транслируют точку зрения как бы "нейтральных" международных наблюдателей. И здесь Интернет сейчас получает всё большее распространение, в том числе и в Средней Азии.

Итак, в настоящий момент мы имеем войну наблюдателей и войну СМИ. Если ситуация начнет отыгрываться в сторону легитимации "бархатной" революции и легитимации оппозиции, то, соответственно, в любой момент можно будет получить от делегации ОБСЕ негативное заявление. Например, о несоответствии процедуры выборов "мировым" или, что то же самое, "международным" стандартам. Эти стандарты, кстати, весьма расплывчаты. Хотя бы в силу наличия в мире различных систем права, например англо-саксонской или романо-германской.

Точно так же непредсказуемы действия делегаций ОБСЕ на разных выборах, когда по ходу дела меняется состав критериев и форма опросных листов. Например, во время выборов на Украине в ходе трех туров опросные листы одной и той же делегации ОБСЕ различались, и довольно сильно. Понятно, что о каком-либо доверии к делегациям ОБСЕ в такой ситуации говорить не приходится, поскольку нарушается главный принцип неангажированности наблюдателей и неучастия их в выборном процессе. По большому счету, мы имеем группу лиц, которые приезжают с заранее готовым политическим решением. Поскольку санкций к наблюдателям за их вмешательство в выборный процесс нет никаких, кроме их высылки, то получается обоюдоострый инструмент. Что это за "независимое" наблюдение, когда по факту люди отыгрывают чей-то политический заказ?

Можно кратко коснуться того же украинского опыта, чтобы показать, как ОБСЕ абсолютно нагло меняло коней на переправе и корректировало правила игры. Для начала можно указать, что при комплектации состава международной миссии наблюдателей ОБСЕ не соблюдаются принципы равноправной представленности стран. Российская миссия всегда возмущалась тем, что вносит 10% от бюджета ОБСЕ, но получает какое-то минимальное число в наблюдательной миссии.

Например, в третьем туре украинских выборов российская делегация составляла 10 человек, что было меньше, чем делегация Азербайджана, Латвии и тому подобных стран. Зато Канада получила 385 человек в составе делегации ОБСЕ. Это и понятно — в Канаде живет огромная украинская диаспора. Налицо прямая заинтересованность Западной Украины в привлечении наблюдателей из Канады, которая была учтена при формировании миссии ОБСЕ.

Механизмы манипуляции могут быть также связаны с тем, что само "независимое наблюдение" не носит всеобъемлющего характера, оставаясь локальным и точечным. Так, на Украине было около 15 тысяч наблюдателей, но при этом не было выработано целостной системы, чтобы все эти 15 тысяч человек были равномерно представлены на всех участках. Возникает также вопрос — каким образом пятиминутное пребывание наблюдателя на участке может позволить ему делать содержательный вывод о характере выборов?

Система "оценки" выборного процесса очень простая — наблюдатели получают "сверху" опросные листы, которые они заполняют. Потом на основании этих заключений миссия ОБСЕ принимает решение. Причем решение принимается без всякого голосования рядовых членов миссии, исключительно ее руководством. По большому счету, механизм принятия решений миссии наблюдателей ОБСЕ крайне недемократичен — нельзя ни выразить особого мнения, ни повлиять на него "снизу". Просто миссия выдает готовое решение, не показывая ни его внутренней процедуры, ни даже обоснования. Заключение подписывается главой миссии, и вывод тоже делается таким образом.

В бюллетенях, которые наблюдатели заполняют, можно отметить очень интересные моменты. Разумеется, первые три блока — это полная формальность: адрес и номер участка, время прибытия и убытия наблюдателя. А вот в блоке, касающемся процедуры голосования, можно найти такие расплывчатые критерии, например, как "общая атмосфера на участке". Что это такое и как это оценивается? Совершенно непонятно…

Или возьмем, к примеру, пункт "понимание избирателем процесса голосования". Это вообще замечательная формулировка, потому что если человек приходит на избирательный участок и видит там впервые машину для голосования, но он не знает, в какую кнопочку там тыкать. Понятно, что любой наблюдатель совершенно обоснованно может отметить — "понимание процесса голосования у избирателя отсутствует". Следовательно, ни о какой легитимности этих выборов не может идти речи. Кстати, все еще помнят историю с голосованием во Флориде, когда с помощью перфокарт избирали президента США. Вот там у избирателей полностью отсутствовало "понимание процесса голосования", но никто никаких выводов насчет американской демократии не делал.

К странам СНГ подход совсем другой — здесь можно спокойно делать вывод, что избиратели не понимают процесса голосования. Два-три таких "расплывчатых" критерия набираются — и можно смело делать вывод о недемократичности всех выборов. Откровенно говоря, если наблюдатели заряжены что-то нехорошее увидеть, то им ничто не помешает увидеть именно это. Может быть по этому, и качество наблюдателей с каждым годом падает. В составе миссий ОБСЕ с каждым годом всё меньше юристов и всё больше представителей разных неправительственных организаций.

В заключение могу сказать, что международные наблюдатели — это очень интересный механизм внешнего контроля, их решения принимаются исключительно на политическом уровне. Соответственно, в любой момент процесс "независимого наблюдения" можно истолковать в любую сторону. Можно признать его демократическим и легитимным, а можно — недемократическим и нелегитимным. Сама процедура принятия решений вызывает огромное количество нареканий. Признать механизм мониторинга демократии демократическим, с формальной точки зрения, просто некорректно. 

Главные темы » Все темы
Politfiction
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
23.10.2016
Соседи Казахстана. Для ответа на провокации в виде террора, вооруженных нападений, переворотов и цветных революций, необходимы союзники

23.10.2016
Политический ислам. Уход северокавказской молодежи в джихадизм можно пресечь, если власти регионов Северного Кавказа будут активно продвигать методы, заложенные экс-главой Дагестана Магомедсаламом Магомедовым: диалог между салафитами и суфиями и комиссии по адаптации бывших боевиков.

21.12.2014 Алия Карибаева

Евразия. Создание ЕАЭС целесообразно рассматривать с точки зрения возможностей притока технологий из наиболее развитых сфер производства России и Белоруссии в наименее развитые сферы производства Казахстана.


30.11.2014

Экология. Реализация всех китайских проектов может катастрофически сказаться на состоянии Балхаша.


16.11.2014

Экономическая политика. 11 ноября Президент Республики Казахстан Нурсултан Назарбаев неожиданно обратился к народу с ежегодным Посланием – раньше, чем в предыдущие годы, на 2 месяца.


30.4.2014 Нурсултан Назарбаев

Евразия. Выступление Президента Республики Казахстан Н.А. Назарбаева в Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова.