АПН АПН Казахстан
Главная События Публикации Мнения Авторы Темы
Среда, 12 декабря 2018 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Исламская альтернатива светскому Кыргызстану
2006-09-08 Ержан Омаров
Исламская альтернатива светскому Кыргызстану
Это еще не реальность, но уже и не миф

В последнее время все больше аналитиков сходятся во мнении, что среди многообразных угроз безопасности Кыргызстана возрастает роль фактора религиозного экстремизма. Под этим, прежде всего, подразумевается деятельность разного рода исламских группировок, особое место среди которых занимает партия «Хизб-ут-Тахрир». По ряду причин, в последние годы именно она претендует на роль основного оппонента светских режимов Центральной Азии. Внешне это выражено в пунктах ее программы, содержащих призывы к свержению существующего конституционного строя и создания, в перспективе, исламского государства. Особую убедительность ее намерениям придает заметный рост ее влияния среди разных слоев общества, что прямо отражается в динамичном увеличении количества членов. Таким образом, она все чаще и активнее выступает в роли реальной альтернативы действующей власти, что не может не вызывать обеспокоенности последней. На успех исламской оппозиции работают такие факторы, как: низкая эффективность экономических реформ, приведших к пауперизации большинства населения; простые и ясные требования социального и имущественного равенства, справедливого устройства общества, возврата к «чистому» исламу.

Принято считать, что кыргызский филиал «Хизб-ут-Тахрир» начал свою деятельность в 1996-97 годах. Первоначально ее ячейки группировались на юге (Ферганская долина). Позднее активная миссионерская деятельность была развернута и на севере страны. Согласно последним данным, «Хизб-ут-Тахрир», имея структурные образования в Ошской, Джалал-Абадской и Баткенской областях, частью в Чуйской области и г. Бишкек, предпринимает меры по созданию первичных ячеек в Нарынской, Иссык-Кульской, Таласской областях, для чего туда «перебрасываются» активисты из южных регионов.

Таким образом, несмотря на то, что деятельность этой партии официально запрещена, отделения «Хизб-ут-Тахрир» существуют или же постепенно формируются практически в каждой области Кыргызстана. Роль «руководящего и направляющего центра» по-прежнему сохраняет юг республики.

Прямым следствием расширения географии действий является увеличение числа членов и сторонников партии, сочувствующих проповедуемым ею идеям. К примеру, если в 1999 году было зарегистрировано 185 человек, причастных к ее деятельности, то в 2003 году это было уже 1522 человека. По неофициальным данным, их число намного больше, охватывая диапазон от 4 до 15 тыс. человек.

Помимо этого, отмечается и другая тревожная тенденция, согласно которой этой партией взят курс на внедрение своих сторонников в органы государственного управления с тем, чтобы в последующем ненасильственным образом захватить власть в государстве. В определенной степени, этому способствует как общее ослабление центральной власти на местах, так и кадровая чехарда, наступившая вслед за «народной революцией» в Кыргызстане.

С учетом растущей опасности религиозного экстремизма руководство Кыргызской Республики предпринимало различные меры по противодействию ему. Однако, несмотря на это, исламское подполье не только не сокращается, но и наоборот, растет.

Что это значит? Либо неэффективна политика государства, либо она направлена на ложные ориентиры, вследствие чего заведомо неспособна достичь поставленных целей.

Мировой опыт противодействия религиозному экстремизму показывает, что меры уголовно-правового характера, традиционно используемые государством в этой сфере, сами по себе малоэффективны. Аресты и репрессии увеличивают количество сторонников «Хизбут-Тахрир», создавая им ореол «мучеников», и усиливая, тем самым, «демонстрационный эффект» их деятельности. Кроме того, следует учитывать, что свою пропагандистскую деятельность они не прекращают и в местах лишения свободы, многократно увеличивая число своих членов, а также устанавливая и развивая контакты с криминальным миром. Когда государство, а в данном случае Кыргызстан, формирует свою политику в этой сфере, оно должно учитывать тот простой факт, что «Хизб-ут-Тахрир» представляет, прежде всего, идеальный образ мысли и жизни, построенный на общедоступных идеологемах. Разумеется, это не означает призыва к полному отказу от силового компонента в противостоянии с религиозным радикализмом. Речь идет о том, что он должен дополнять собственно религиозную политику государства, а не быть ее основой, как это зачастую происходит в странах Центральной Азии.

Применительно к «Хизб-ут-Тахрир» это означает назревшую необходимость перехода государства в своей политике от преимущественно силовых методов к мерам социального и идеологического характера.

В настоящее время многие страны, в которых представлено исламское население, оказались в достаточно тяжелой ситуации. К ним относятся и постсоветские государства Центральной Азии, включая Кыргызстан. Ситуация в них дополнительно осложнена тем, что их политические и общественные институты находятся в искаженном состоянии, унаследованном от коммунистического прошлого.

В этой связи, одним из наиболее актуальных остается вопрос о том, каким образом можно эффективно использовать позитивный потенциал традиционных религий (ислама и христианства), «встроив» их в создаваемую национальную идеологию Кыргызстана.

Вне сомнений, Кыргызстан должен оставаться светским государством, равно защищающим интересы разных народов и религиозных конфессий. В то же время, обращение к позитивным началам ислама, как и других традиционных религий, позволит успешно решить задачу интеграции народных умонастроений в официальную идеологию государства. Одновременно, это избавит ислам как разновидность духовной жизни нации от необоснованных нападок, рождаемых действиями его невежественных последователей.

Следуя этой логике, основная борьба за души верующих должна происходить, прежде всего, в рамках ислама, при активной роли самих священнослужителей. Для этого должен более эффективно использоваться потенциал основного партнера государства в данной сфере - Духовного Управления Мусульман Кыргызстана (ДУМК). К сожалению, сейчас этого, по сути, нет. Представители традиционных религий, включая ислам, признают, что они зачастую проигрывают борьбу за души своей паствы. Чтобы убедиться в этом, достаточно обратить внимание на растущий прозелитизм среди кыргызов, обвальный рост числа членов тоталитарных сект в странах региона.

Для того, чтобы изменить эту ситуацию, необходимо вдуматься, какие вероятные изъяны имеются в деятельности ДУМК и чем они могут быть объяснены. Разумеется, это лишь частный взгляд исследователя на проблему, не претендующий на абсолютное знание и полный охват ситуации.

1. Пассивно-формальное отношение к верующим. Тот факт, что Кыргызстан является страной с преимущественно мусульманским населением (около 80%), рождает во многом неоправданную уверенность лидеров ДУМК в своем «завтрашнем дне». Однако роль ДУМК уже сегодня активно оспаривается представителями тоталитарных сект и исламскими радикалами, фактически начавшими передел верующих из числа традиционных религий. Несмотря на это, постоянная, каждодневная работа с верующими чаще всего сводится к достаточно формальному общению. Разумеется, речь не идет о необходимости повального обучения основам ислама. Однако верующие нуждаются в более внимательном отношении к своим повседневным нуждам и проблемам, решить которые государство не способно. Безразличное отношение к ним способствует прозелитизму кыргызстанцев, росту влияния более активных и мотивированных в итогах своего «труда» идеологов и практиков религиозного экстремизма.

2. Низкий уровень подготовки духовенства. Количество священнослужителей, получивших качественное образование, крайне ограничено, что заведомо снижает их возможность выступать в роли подлинных духовных пастырей и наставников. Возрастающий интерес населения к возрождению ислама приводит к тому, что каждый год в Кыргызстане строятся новые мечети. В результате, имамами в этих мечетях зачастую становятся люди, либо не имеющие соответствующего духовного образования, либо скрытые сторонники запрещенных исламских движений. И те, и другие наносят непоправимый вред, подрывая авторитет и духовные устои традиционного ислама, используя его в своих интересах. Если в центре этот процесс хоть отчасти контролируется, то на местах он уже давно вышел из под контроля. Иллюстрацией тому могут стать имевшие ранее место попытки открытого захвата мечетей представителями «Хизб-ут-тахрир» на юге страны.

3. Закрытость и непрозрачность деятельности ДУМК. Будучи частью современного общества, ДУМК (как минимум, в потенции) болеет теми же болезнями, что присущи всему Кыргызскому государству. Периодически они выплескиваются на суд общественности взаимными обвинениями в коррумпированности, борьбе за власть, протекционизме, финансовых махинациях. Наглядным примером тому служит скандал, связанный с организацией паломничества верующих в Мекку в 2005 году. По его итогам, с должности был снят заместитель муфтия Кыргызстана. Это всего лишь один пример в череде подобных. Все это не может не сказываться отрицательно на репутации ДУМК среди верующих, что очень часто используют в своих интересах сторонники религиозных радикалов.

4. Недостаточное сотрудничество ДУМК с государством. Несмотря на то, что ДУМК, по действующему законодательству, должно сотрудничать с государством (через Госкомиссию по делам религий при Правительстве Кыргызстана), на практике оно, так или иначе, дистанцируется от него. Любое вмешательство и контроль со стороны государства многими священнослужителями оцениваются крайне негативно. Естественно, что ни о каком эффективном сотрудничестве с госорганами говорить здесь не приходится.

5. Неопределенность правового и социального статуса священнослужителей. В Кыргызстане, как светском демократическом государстве, религия отделена от государства. Вследствие этого, целый слой священнослужителей фактически оказывается лишенным стабильных гарантий финансового и социального обеспечения. Неопределенность их положения, в частности, финансового, приводит к вынужденной гонке за деньгами, борьбе за богатые приходы, росту протекционизма. Поиски «спонсоров» на стороне ставят их в заведомо ложное и зависимое положение, а в ряде случаев даже приводят к сомнительным контактам.

6. Отсутствие программы развития ДУМК в Кыргызстане на перспективу. Выше было отмечено, что ДУМК является достаточно закрытой организацией, что рождает целый спектр проблем и кривотолков в среде верующих. Как у любой структуры, у ДУМК есть вполне определенные цели и задачи развития. Из-за отсутствия информации, общественности остается только гадать о них. То же самое касается финансовой основы деятельности ДУМК. Возможно, нам и не надо знать источники финансирования, объем и механизмы их распределения. Однако само ДУМК должно быть заинтересовано в прозрачности этой стороны своей деятельности с тем, чтобы самоочиститься и выбить почву из-под всякого рода домыслов, возникающих в связи с этим.

Вышеприведенные замечания, разумеется, никак не умаляют той значительной и крайне важной работы, которая сегодня проводится ДУМК среди мусульман республики. Однако, думается, что внимательное отношение к указанным моментам позволит создать плодотворную основу обновления ее деятельности, адекватную существующей угрозе исламского радикализма, все активнее позиционирующего себя в качестве реальной, и что крайне важно, лучшей альтернативы светским режимам региона.

Главные темы » Все темы
Политический ислам
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
23.10.2016
Соседи Казахстана. Для ответа на провокации в виде террора, вооруженных нападений, переворотов и цветных революций, необходимы союзники

23.10.2016
Политический ислам. Уход северокавказской молодежи в джихадизм можно пресечь, если власти регионов Северного Кавказа будут активно продвигать методы, заложенные экс-главой Дагестана Магомедсаламом Магомедовым: диалог между салафитами и суфиями и комиссии по адаптации бывших боевиков.

21.12.2014 Алия Карибаева

Евразия. Создание ЕАЭС целесообразно рассматривать с точки зрения возможностей притока технологий из наиболее развитых сфер производства России и Белоруссии в наименее развитые сферы производства Казахстана.


30.11.2014

Экология. Реализация всех китайских проектов может катастрофически сказаться на состоянии Балхаша.


16.11.2014

Экономическая политика. 11 ноября Президент Республики Казахстан Нурсултан Назарбаев неожиданно обратился к народу с ежегодным Посланием – раньше, чем в предыдущие годы, на 2 месяца.


30.4.2014 Нурсултан Назарбаев

Евразия. Выступление Президента Республики Казахстан Н.А. Назарбаева в Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова.