АПН АПН Казахстан
Главная События Публикации Мнения Авторы Темы
Пятница, 30 сентября 2016 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Кого привлекает блеск киргизского золота?
2006-09-18 Аждар Куртов
Кого привлекает блеск киргизского золота?

Последний скандал в Киргизии, вызванный обвинениями в адрес властей в организации провокации против бывшего спикера киргизского парламента Омурбека Текебаева (ему, как полагают, подбросили в багаж наркотики по прямому указания брата президента республики), имеет еще одну составляющую, о которой известно меньше, чем о польских мытарствах Текебаева. Киргизская оппозиция обвиняет власти в том, что она ведет секретные переговоры с известным «лондонским сидельцем» - Борисом Березовским. Последний, по данным оппозиции, недавно тайно посетил Киргизию и встречался с кем-то из окружения высшего руководства республики (называется, в частности, имя сына президента Бакиева – Марата, связанного с бизнесом).

О чем велись переговоры с Березовским (и велись ли они вообще) неизвестно, но в СМИ просочились сведения, что их предметом было одно из главных богатств Киргизии – золото. Хотя Киргизия значительно уступает по запасам и добыче золота ведущим мировым лидерам – ЮАР, США, Канаде, Австралии, Китаю и России, тем не менее, она превосходит по добыче соседние Казахстан и Таджикистан. С Узбекистаном, правда, Киргизия тягаться также не может: там добыча в четыре раза превосходит киргизскую.

Всего в Киргизии порядка 2,5 тысяч проявлений золота, а золотых месторождений насчитывается несколько десятков. Официально зарегистрировано 1089 тонн золота, которое, впрочем, надо еще суметь извлечь из земли. Киргизские же источники обычно оперируют цифрой 2840 тонн золота, но в нее входят, как достоверные, так и так называемые «прогнозные», а также «вероятные» запасы. Лишь немногие из киргизских месторождений действительно привлекают внимание золотодобытчиков. Дело в том, что, во-первых, киргизские месторождения относятся к рудным, а не россыпным. То есть, извлекать на них золото нельзя, используя методы, известные всем по сочинениям Джека Лондона, - при помощи лотка для промывки грунта. Рудное золото достается гораздо более сложным путем: сначала руду добывают в шахтах, затем ее дробят на специальных комбинатах, а после этого применяют различные современные технологии извлечения металла из руды. Часть этих технологий основана на химическом процессе выщелачивания: руду заливают раствором, происходит реакция выделения металла. Причем растворы применяют весьма ядовитые и опасные для окружающей среды (их компонентом являются цианиды). Несколько лет назад в одну из рек опрокинулся грузовик, везший на месторождение раствор цианидов, так вся Киргизия несколько недель только и обсуждала: будет экологическая катастрофа, или нет. Затраты на добычу рудного киргизского золота, таким образом, весьма велики – они составляют от 230 до 260 долларов за унцию, тогда как затраты на добычу россыпного золота в России куда меньше: от 120 до 180 долларов за унцию. Узбеки же утверждают, что добыча их золота на Заравшане – самая низкая по себестоимости в горнорудной отрасли (120 долларов за унцию).

Во-вторых, золотые месторождения Киргизии не относятся в большинстве своем к богатым. Таковыми считаются руды, содержащие от 7 до 12 грамм золота на тонну. Кроме того, действительно крупных месторождений золота – таких, как Сухой Лог в России или Мурунтау в Узбекистане, здесь нет. Месторождение Кумтор, которое киргизы хвастливо именуют «уникальным», на самом деле действительно впечатляет, но все же оно не уникальное. Поскольку вокруг Кумтора в Киргизии много лет не прекращаются скандалы, то цифры о его запасах приводятся самые противоречивые (от 400 до 700 тонн). Впрочем, причина разброса цифр не только в скандалах, но в и разнице применяемых терминов. На Кумторе, например, специалисты выделяют так называемые «карьерные» запасы – порядка 300 тонн и еще около 200 тонн – подземные запасы. Из карьерных запасов уже добыто 120 тонн. Тем не менее, удельный вес Кумтора достигает 94% в экспорте всех (!) предприятий горнодобывающей отрасли Киргизии. Само же месторождение было обнаружено еще в 1978 году.

Добыча золота в Киргизии началась в середине 80-х годов. Ее объемы были небольшими (особенно в сравнении с общей добычей золота в СССР – 250 тонн в год). Получив независимость, Киргизия с 1992 по 1996 годы добывала в среднем всего около 1,5 тонн золота в год. Но в 1997 году начался рост добычи (более 16 тонн), достигнув максимума в 2001 году – 24,5 тонны.

Кумтор стал разрабатываться с 1992 года канадцами – компанией «Камеко» (Cameco Corporation). Власти Киргизии отдали эту «курицу, несущую золотые яйца» даже без тендера. Причем власти пошли на фиксацию в генеральном соглашении между «Камеко» и правительством Киргизии нормы, по которой даже законы Киргизии применяются лишь только в той части, когда они не противоречат генеральному соглашению. По окончательному варианту соглашения от мая 1994 года подконтрольная «Камеко» «Кумтор голд компани» стала собственником проекта. Уже в этот период в Киргизии появляются попытки прояснить ситуацию и со сделкой по Кумтору и с таинственным исчезновением нескольких тонн золота, которое, по версии некоторых киргизских политиков, было тривиальным образом присвоено никем иным, как тогдашним президентом Киргизии Аскаром Акаевым. Полагают даже, что последний пошел на роспуск парламента, чтобы замять разрастающийся скандал.

Так, или иначе, но освоение Кумтора действительно дает немало поводов к сомнениям в кристальной честности тех, кто был связан с данным проектом. Например, первоначальная сметная стоимость по ТЭО составляла 276 млн. долларов. Но реально строительство комбината обошлось в 452 млн. долларов. «Камеко» и власти Киргизии объясняли это тем, что первоначальный вариант был рассчитан на добычу открытым способом, а затем перешли к подземному варианту добычи. Однако финансовый аспект состоял в том, что условия генерального соглашения предусматривали выплаты Киргизии не от добычи золота, а от прибыли. Поэтому любое увеличение расходов на добычу (оправданное, или нет) на самом деле уменьшало доходы киргизской казны.

По не вполне ясным причинам в 2003 году компаньоны по проекту Кумтор замыслили провести реструктуризацию. Киргизский парламент, прознав о таких планах, специальным постановлением обязал правительство не предпринимать никаких мер в данном направлении без его согласия. Но киргизское правительство проигнорировало волю депутатов и в январе 2004 года доли «Камеко» и правительства Киргизии были переданы в новую канадскую кампанию «Центерра» (Centerra Gold Inc.). Поскольку при таком варианте реструктуризации «Камеко» передало «Центерре» и свои активы в акциях рудника Бору в Монголии, а также часть собственности в Неваде (США), то по версии киргизских оппозиционеров именно на предприятия компании в этих странах и будет, якобы, расходоваться прибыль от Кумтора. Ну, а Киргизия опять недополучит ожидаемых доходов.

Руководство компании и правительство пытались отрицать обвинения в свой адрес. Однако фискальные данные показывают, что сделка по Кумтору действительно вызывает много подозрений в ее «рентабельности» и выгодности для Киргизии. За 2004 год, например, все фискальные платежи компании в Киргизии составили 29, 871 млн. долларов. Они складывались из подоходного налога, налога на автодороги, НДС, налога на дивиденды, платежей в Соцфонд, в Иссыккульский фонд, концессионного платежа, роялти и некоторых других отчислений. Но вот налога на прибыль не было уплачено ни цента, и это при весьма благоприятной цене на золото. Довольно интересный факт: сведений о себестоимости добычи золота на Кумторе не удается добыть даже киргизским экспертам и политикам, поэтому они вынуждены приводить примерные расчеты, по которым получается, что затраты на добычу составляют примерно 280 долларов за унцию. То есть в ситуации с Кумтором возможные закулисные маневры правительства республики с иностранной компанией в сочетании с небольшим содержанием золота в руде и сложными геологическими условиями его добычи привели к ситуации, когда золото не дало процветания республике.

Золото составляет более 40% (в 2003 году – более 45%) от всего экспорта Киргизии и дает более 13% его ВВП. Столь высокая зависимость валютных поступлений бюджета от экспорта металла, получаемого фактически с одного месторождения, конечно, свидетельствует об отсталости экономики Киргизии. Это же делает ситуацию в республике зависимой и от колебаний цен на мировом рынке золота, и от разных форс-мажорных событий. Скажем, когда в 2002 году на Кумторе произошла авария – обвал грунтов - добыча золота резко упала, и киргизская правительственная делегация даже срочно выезжала в Россию, где настойчиво просила оказать финансовую помощь республике.

Именно резкий рост цен на золото в последний год мог привлечь внимание Березовского, поскольку при высокой цене становится рентабельной разработка ряда киргизских месторождений, таких как Джеруй, Талды-Бурак Левобережный, Тохтазан и некоторых других. Полагают, что именно месторождение Джеруй – второе по значимости после Кумтора - могло стать причиной визита Березовского в Киргизию. Месторождение Джеруй расположено в Таласской области Киргизии, примерно в 160 километрах к юго-востоку от столицы республики - Бишкека. Строительство здесь золоторудного комбината было начала еще в конце 80-х годов прошлого века. Примерные запасы золота на данном месторождении составляют 74,6 тонны (2,4 млн. унций). Содержание золота в тонне руды, по разным оценкам, колеблется от 6 до 8 граммов, то есть данное месторождение по шкале геологов находится в пограничной зоне: оно может быть отнесено как к рядовым, так и к богатым.

Джеруй также без тендера был передан киргизским правительством в начале 90-ых годов иностранной фирме «Морисон – Гнутсен», однако последние так и не удосужились завершить строительство комбината на месторождении. В 1996 году Джеруй перешел «Камеко», а еще через год – фирме «Норокс». Затем владельцы опять менялись. Летом 2004 года губернатор дотационной Таласской области Киргизии бодро рапортовал, что все проблемы с Джеруем решены. Месторождение предполагалось разрабатывать совместным предприятием «Талас Голд Майнинг компани». Его учредителями являлись британско-австралийская компания «Норокс Майнинг компани», а с кыргызской стороны – ОАО «"Кыргызалтын». Власти обещали ускоренное строительство и освоение месторождения: уже во второй половине 2005 года ожидали получить первое золото.

Действительно было начато строительство подъездных путей и поселка для горняков. На месторождении было предусмотрено создание 700 рабочих мест, из них 500 – были отведены для жителей Таласской области. Но работы по золотодобыче так и не были начаты: компании, вероятно, наживались на росте их активов.

Интересно, что к перспективе разработки золота на Джеруе проявил интерес не только Березовский, но и соседний Казахстан. Правда в другом качестве: там стали раздаваться возражения против начала эксплуатации рудника. Казахская сторона утверждает, что она провела экологическую экспертизу, результаты которой якобы неутешительны. Джеруй расположен в водном бассейне реки Талас, протекающей не только по территории Киргизии, но и Казахстана. Потенциальную опасность с точки зрения казахов представляет также нахождение рудника вблизи регионального разлома, что, с учетом высокой сейсмичности местности и вероятной технологии разработки с использованием взрывчатки, грозит в случае аварии распространением ее последствий и на Казахстан. Киргизы, впрочем, не слишком обращают внимание на такие демарши соседей.

В любом случае, версия о тайном визите Березовского в Киргизию в связи с его интересом к золоту Джеруя в первом приближении выглядит убедительно. Любой бизнесмен должен спешить: нынешние высокие цены на золото держаться в немалой степени потому, что сегодня велики цены на нефть. Эти спекулятивные цены могут упасть, если будет улажена ситуация вокруг Ирака и Ирана (интересно, что в 70-ых годах также с ростом цен на нефть росли и цены на золото). А вот расчетный срок эксплуатации месторождения Джеруй составляет всего-то 11 лет. Это вынуждает людей, обладающих бизнес-чутьем, а Березовский, несомненно, им обладает, спешить.

Киргизское же руководство уже не раз демонстрировало неразборчивость в средствах. То заявляют, что выведут американскую базу с территории республики, то переводят эту проблему в тривиальный базарный торг о ценах аренды. То заявляют устами президента Бакиева о «выверенных подсчетах» стоимости аренды базы «Ганси» в 250 млн. долларов, то стремительно сбавляют цену. От таких властей можно ожидать чего угодно.

Главные темы » Все темы
Власть и собственность
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
21.12.2014 Алия Карибаева

Евразия. Создание ЕАЭС целесообразно рассматривать с точки зрения возможностей притока технологий из наиболее развитых сфер производства России и Белоруссии в наименее развитые сферы производства Казахстана.


30.11.2014

Экология. Реализация всех китайских проектов может катастрофически сказаться на состоянии Балхаша.


16.11.2014

Экономическая политика. 11 ноября Президент Республики Казахстан Нурсултан Назарбаев неожиданно обратился к народу с ежегодным Посланием – раньше, чем в предыдущие годы, на 2 месяца.


30.4.2014 Нурсултан Назарбаев

Евразия. Выступление Президента Республики Казахстан Н.А. Назарбаева в Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова.


12.4.2014 Максим Крамаренко

Евразия. Присоединение Крыма к России согласно волеизъявлению жителей полуострова вызвало всплеск активности антироссийски настроенных журналистов и политологов на всем постсоветском интернет-пространстве.


2.4.2014 Тимур Исаев

Соседи Казахстана. Как отразятся на Казахстане санкции против России, с которой нас объединяет Таможенный союз? Это зависит от того, как мы отреагируем на изменения в мировой экономике.