АПН АПН Казахстан
Главная События Публикации Мнения Авторы Темы
Воскресенье, 23 сентября 2018 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Россия – Грузия: продолжение «банкета»
2006-11-02 Александр Караваев
Россия – Грузия: продолжение «банкета»

Прошлись по всем слоям общества – от ресторанов и прочего чисто «грузинского бизнеса» до церкви; от кабинетной интеллигенции до студентов. Сразу вспомнилось наше традиционное – «перегибы на местах случаются». И как обычно прошли сквозь сито, ушли те, на кого по идее и должно было быть направленно жало российской реакции - воры в законе, во всяком случае, кроме пары громких эпизодов с делами, что уже велись прокуратурой не один месяц, о таких успехах не слышно. Зато застращали нелегалов, они ушли на дно и стараются не высовывать носа на улицу. Скажем так, в целом данные радикальные меры в отношении грузинской диаспоры прошумели прилично.

А теперь поговорим, каков эффект. Сразу опустим внутриполитические последствия для России: рост шовинизма; одобрение действий власти (до 40% считают меры эффективными, 27% желают дополнительного усиления (опрос ВЦИОМ 14-15 октября)); рост рейтинга Путина, напряжение в других, «не славянских» диаспорах – все это темы отдельного, обстоятельного разговора. На одних весах – продолжающееся понижение имиджевого ресурса многонациональной страны и известный негатив, что проявился в обществе. На других - по горячим следам, сейчас со всей очевидностью видно, что достигнут главный положительный эффект – грузинское руководство встряхнули, заставили по-новому взглянуть на положение Грузии на Кавказе и в мире.

Отрезвляющий эффект очевиден. Грузинский лидер первый заговорил о необходимости переговоров, теперь он хочет участвовать в саммите СНГ в Астане. Он оказался в положении «просителя». Да, они с Путиным встречались перед G8, проговорили всю ночь – эффекта ноль. Но в данном случае, патологическом случае российско-грузинских отношений, важны символы, а не действия. Приходится довольствоваться только этим – снижением накала страстей. Риторика Тбилиси фактически не изменилась, идет бодрая перестрелка парламентскими заявлениями в непарламентских тонах. Все как обычно уже на протяжении более полутора лет.

Но в Тбилиси окончательно поняли – кремлевские санкции надолго, а значит, Москва добилась определенного эффекта. Ясно, что действуя тактически жестко, получив не известные для будущего последствия во внутренней политике, глупо радоваться. Но факт есть - теперь из Тбилиси слышны совсем другие позывные. Возможно, эти сигналы пошли под влиянием совета из Госдепартамента США (визит Дэниэла Фрида совпал с инициативами Саакашвили по переносу срока выборов и согласием на встречу с Путиным) тут можно обсуждать степень зависимости от этих советов. Но Саакашвили уже доказал, что он не африканская марионетка в погонах из советского пропагандистского кино. Он сложнее, менее управляем, менее предсказуем.

Из создавшегося кризиса он сумел вычленить позитивные моменты для своей власти, что, по сути, и не так сложно, консолидация грузинского общества вокруг территориальной проблемы очевидна, в этом вопросе оппозиции нет. Но в залпах политической канонады другие, неудобные темы внутренней политики в Тбилиси ушли на задний план. Кроме того, можно говорить об определенных успехах в экономике и административных реформах, показанных по итогам сентября. Через два месяца ситуация несколько ухудшится, уже обозначен рост розничной стоимости продовольствия, но пока Саакашвили на пике, кризис можно отложить, во всяком случае спустить на тормозах. Пока ситуация позволяет Саакашвили с оптимизмом смотреть на перспективы своей власти, он старается капитализировать свои успехи в том числе благодаря и более ранним выборам. Кроме того, сам факт досрочных выборов формально в русле демократических традиций: предложение к правящей партии к парламенту досрочно подтвердить полномочия президента.

Но в теме сепаратистских конфликтов Саакашвили вынужден маневрировать: не отказываясь от ранее объявленных задач в отношении Абхазии и Цхинвали, произвести впечатление на мир (на Москву, Брюссель, Вашингтон), что он не собирается прибегать к военным мерам, и тем самым ослабить напряженность. В данном случае, просили его об этом американские партнеры или нет, не суть важно, ситуация объективно диктует такие шаги.

Есть очень серьезная проблема, о которой мы говорили в начале этого кризиса, - обязательство министра обороны Ираклия Окруашвили, прозвучавшее неоднократно – встретить новый год в Цхинвали. Как они будут выкручиваться, весьма любопытно. Видные специалисты успели предположить вероятность новогоднего штурма, отталкиваясь от того, что в этот период «спячки», наиболее уязвимый календарный период, в Москве просто не успеют отреагировать. Естественно такой блицкриг (с арестом или убийством при задержании цхинвальского руководства) должен осуществиться максимум в три дня.

После этого Кремль оказывается перед дилеммой: выступать войсками на защиту анклава, начинать войну с грузинскими войсками или просто закрыть глаза, заявляя о недопустимости эскалации. Заманчивый сценарий для Тбилиси, но при условии, что у грузинской армии хватит пороху, а у Саакашвили политического запала. Однако если по промежуточным итогам текущего кризиса Саакашвили все-таки почувствовал что уперся в русскую стену – этого не произойдет. Всегда можно устроить спектакль – приехать в одну из грузинских деревень к родственникам Окруашвили и выпить на Новый год бутылку шампанского, к этому визиту покрасят школу, одним словом создадут хороший гуманитарный фон. Таким образом, наращивая реальное военное преимущество в зоне конфликта, можно долго оттягивать «окончательное» решение, и усыплять бдительность противника.

Возвращаясь к предложению о переговорах. Сейчас для Москвы очень важно определить, каким образом можно снова «опутать» Тбилиси узами, удерживающими ее политиков от резких антироссийских выступлений. Кажется это невозможно - мосты сожжены, и повода для рукопожатия не видно. Тут важно определить, действительно ли Саакашвили готов отыграть назад для снятия санкций, и на сколько. Если да, - то договоренность о торговом возвращении России в Грузию могла бы осуществится взамен обязательства не проводить антироссийскую политику: «мы продолжаем с вами торговать, но при условии разумной политики в отношении нас». Вопрос насколько это надо Саакашвили, может получить свой ответ как раз к саммиту СНГ.

Вне зависимости от того, как он решит эту проблему, для России сейчас очень важно каким-то образом «привязать» Саакашвили к себе, добавить к тем путам, что связывают его с Вашингтоном, московские нити. Фактически там не осталось никакого реального российского влияния: мифическая ставка на оппозицию, загнанную в угол, ставка на рост социальной напряженности к 2008 году в связи с экономическим кризисом, ставка на социальные проблемы с этническими меньшинствами? Как это ни странно, единственный механизм влияющий на Грузию это санкции – ужесточение и ослабление в зависимости от ситуации.

При этом надо понимать, что даже самый оптимальный вариант снятия конфронтации будет выглядеть не вполне «мирно»: Саакашвили не изменит своей политике настолько, чтобы от нее отказаться. Антироссийская риторика может быть и снята, но политика жесткого давления в отношении сепаратистских анклавов останется. Поэтому всем сторонам придется сохранять бдительность в отношении Абхазии и Цхинвали.

Сейчас Россия приблизилась к выбору: поддержать или нет сепаратистов в их стремлении к независимости. Многие сторонники этого решения в России требуют от Кремля определиться. Ситуация сложная, потому как реально не ясны их последствия в отношении российской федерации которые могут возникнуть в перспективе 10-15 лет. В отличие от «случая Косова», возможный цхинвальский прецедент будет куда более действенным для окраин России. Проблема в том, что нет однозначно оптимальной стратегии в этом вопросе, поэтому выбор в пользу признания не может быть сделан решительно – что в Кремле, безусловно, понимают.

Но можно другое, как бы промежуточное решение: независимость Абхазии признается на уровне Совета Федерации, аргументируется как свершившийся политический факт, при этом признается, что мировое сообщество (Совет Безопасности ООН) может иметь собственное мнение на этот счет. Иными словами реализовывать паллиативный вариант: квази-независимости, квази-суверенитета, квази-дипотношений. Сценарий сравним с тем, как США не признавали Прибалтику в составе СССР, поднять тему оккупации и так далее. Фактически может сложиться так: все как бы остаются при своих, но Россия при этом оставляет лазейку непризнанным на будущую перспективу. Похожим образом может действовать Грузия - будет продолжать военно-политическое давление на Цхинвали и искать варианты на дипломатической ниве с Сухуми, так как контакты там более налажены, и противник более серьезный.

По материалам ИАЦ МГУ

Главные темы » Все темы
Империя сегодня
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
23.10.2016
Соседи Казахстана. Для ответа на провокации в виде террора, вооруженных нападений, переворотов и цветных революций, необходимы союзники

23.10.2016
Политический ислам. Уход северокавказской молодежи в джихадизм можно пресечь, если власти регионов Северного Кавказа будут активно продвигать методы, заложенные экс-главой Дагестана Магомедсаламом Магомедовым: диалог между салафитами и суфиями и комиссии по адаптации бывших боевиков.

21.12.2014 Алия Карибаева

Евразия. Создание ЕАЭС целесообразно рассматривать с точки зрения возможностей притока технологий из наиболее развитых сфер производства России и Белоруссии в наименее развитые сферы производства Казахстана.


30.11.2014

Экология. Реализация всех китайских проектов может катастрофически сказаться на состоянии Балхаша.


16.11.2014

Экономическая политика. 11 ноября Президент Республики Казахстан Нурсултан Назарбаев неожиданно обратился к народу с ежегодным Посланием – раньше, чем в предыдущие годы, на 2 месяца.


30.4.2014 Нурсултан Назарбаев

Евразия. Выступление Президента Республики Казахстан Н.А. Назарбаева в Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова.