АПН АПН Казахстан
Главная События Публикации Мнения Авторы Темы
Среда, 21 ноября 2018 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Россия и Европа против Балтийско-Черноморского "междумирья"
2005-11-24 Станислав Хатунцев
Россия и Европа против Балтийско-Черноморского "междумирья"

В своем истоке нынешнее осложнение взаимоотношений между Москвой и Варшавой — косвенное следствие политики, проводимой Польшей, "тяжеловесом" "новой Европы", в балтийско-черноморском регионе. За ним, в конечном итоге, стоит объект, для обеих стран традиционный, даже "классический" — Беларусь, а "камнем преткновения" является ее президент. Польша, действуя как представитель всего западного сообщества, и в первую очередь — США, ведет подкоп под власть последнего и наиболее верного союзника Москвы на всем постсоветском пространстве. При этом вопрос смещения Лукашенко становится сейчас практически ключевым вопросом внешней политики ближайших (исключая Россию) культурно-исторических соседей Белоруссии — не только Польши, но и Украины, и даже Литвы.

Общеизвестно: "евроинтеграция" дала пробуксовку. Континентальное сообщество сейчас отчетливо раскалывается на Европу "старую" и Европу "новую", которая во многих отношениях противостоит "старой" — ядру ЕС как сила, в гораздо большей степени проамериканская, нежели, к примеру, Франция и Германия. Это вполне понятно: "западная" — атлантическая — идентичность, признанным носителем которой являются США, для "новоевропейских" государств важнее идентичности собственно "европейской", относительно которой каждое из новоевропейских государств в той или иной степени испытывает дефицит.

Не исключено, что в данных условиях Польша может выступить как один из лидеров всего массива постсоветских и постосоциалистических стран балтийско-черноморского Лимитрофа, российско-европейского цивилизационного "междумирья" (к которому относятся Словакия, Румыния, Латвия, Молдавия и т.д.) и примыкающих к нему с востока и с запада "лимбовых" (от лат. "limbus" — кайма) земель российской и европейской цивилизаций, обладающих более определенной, по сравнению с областями Лимитрофа, культурно-исторической идентичностью (Чехия, Словения, Приднестровье, центральные и восточные районы Украины и Белоруссии).

Локальная политика Варшавы, нацеленная на вытеснение России из балтийско-черноморского региона, является элементом глобальной политики Соединенных Штатов Америки, чья цель — безраздельное геопланетарное лидерство, а инструмент — преобладание в сфере военных и информационно-коммуникативных технологий, в Космосе, в водах Мирового океана. А также — контроль над системой Лимитрофов, окружающих культурно-исторические миры (цивилизации) Евразийско-Африканского мегаконтинента. Эта система включает в себя Великий Лимитроф, разделяющий метацивилизации Старого Света: Севера (европейская и российская цивилизации), Востока (южноазиатская и дальневосточная цивилизации) и Юга (афразийский и африканский культурно-исторические миры). Великий Лимитроф (укажу здесь на отличие моего понимания этого феномена от того, который предлагает в своих геополитических работах Вадим Цымбурский) тянется средиземноморскими островами и сушею от Гибралтара к Приморью, а через Пакистан выходит к Индийскому океану. Но система Лимитрофов включает также и вливающиеся в Великий "обычные", цивилизационные Лимитрофы, в первую очередь — Лимитроф российско-европейский.

Образующая единый, "сегментно-ленточный", территориальный континуум, система лимитрофов Старого Света, основой и важнейшим звеном которой является Великий Лимитроф, в который, на разных его участках, "впадают" "междумирья" более низкого, не "мета-", а просто цивилизационного ранга, — зона неизбывных, многотысячелетних конфликтов — и между населяющими ее народами, и между внеположными ей крупными государствами, в том числе и "мировыми" державами. Она может быть "собрана" только в ситуации крайней необходимости, и, следовательно, — под идею противостояния "общему врагу" — такому врагу, борьба с которым для каждого из этноконфессиональных и политических элементов данной системы будет важнее удовлетворения их вековечных претензий друг к другу. Иначе, оказавшись в единой лодке, эти "пассажиры всемирно-человеческого Ковчега" очень скоро начнут вести себя также, как крысы в бочке — если вообще удастся усадить их в одну посудину.

Такого "врага" нельзя сконструировать ни из Европы, ни из Индии, ни из Китая, ни даже из мусульманского (арабо-персидского) мира, а лишь из России — хотя бы потому, что только к ее культурно-историческим границам, в отличие от культурно-исторических границ цивилизаций, названных выше, примыкает большая часть системы лимитрофов Старого Света, в том числе — основная часть Великого Лимитрофа — от Балкан до Тихого океана, включающая в себя его наиважнейший сегмент, его базовое ядро — "Становой Хребет".

Позиционирование России в качестве "врага" необходимо, в частности, для установления контроля над странами российско-европейского "междумирья", т.е. балтийско-черноморского пояса, который для "мирового гегемона" важен необычайно: он отделяет друг от друга платформы соответствующих цивилизаций, играющих немалую роль в глобальной политике, их "центры силы". Это также станет гарантом того, что эти страны не объединятся в направленный против "гегемона" кулак. Кроме того, сколько-нибудь целостный политико-экономический блок, созданный из народов балтийско-черноморской зоны, может быть направлен не только против России, но и, при необходимости, "развернут" на "коренную" Европу. Все это, вне всякого сомнения, отвечает интересам Соединенных Штатов.

Именно поэтому нынешняя, ослабленная, Россия, которая если для кого-либо и представляет угрозу, то лишь для самой себя, позиционируется как "общий враг" всех окружающих ее постсоветских и постсоциалистических государств. И поэтому же, невзирая на военно-политическую анемию нашей страны, Америка и осуществляет — косвенно, через посредников, или прямо, — политику блокирования, изоляции России в ее нынешних границах.

Следует, однако, сказать, что по той же самой причине США не заинтересованы в распаде РФ: если он состоится, исчезнет фактор, используемый для сплачивания народов лимитрофного пояса и установления "мягкого" протектората над ними. В случае развала нашей страны они начнут выяснять отношения друг с другом гораздо интенсивнее, чем сегодня. И тогда система контроля над странами "междумирий" (к настоящему времени пока еще не достроенная) рухнет, лимитрофные пространства соскользнут в хаос, а события в дезинтегрированной России окончательно подорвут и без того не слишком устойчивое положение в Евразии. И все это приведет к существенному падению, если вообще не к краху, геополитического влияния Америки в Старом Свете. Поэтому США, по возможности, должны поддерживать политическое единство современной "эРэФии", слабой, но порой, по исторической памяти, бросающей великодержавные фразы — фразы, за которыми следует лишь бескомпромиссная сдача своих позиций, но которые слабонервную общественность постсоветских и постсоциалистических стран пугают до судорог…

Будем реалистами: нынешняя Россия, Россия в состоянии-процессе "полураспада", — суть именно то, что нужно в настоящее время Соединенным Штатам: пугало в лохмотьях имперского вицмундира со старыми орденами и сломанной заржавевшей шпагой, некогда сильный зверь, сидящий под замком в "клетке", образуемой лимитрофами, — клетке, сквозь прутья которой кидается корм, — ровно столько, сколько требуется, чтобы зверь не издох и рычал, когда в него бросают камнями.

По культурно-историческим, географическим и прочим причинам весь лимитрофный пояс, даже при наличии "общего врага", значимого для каждого его элемента, собрать в некое единое целое почти невозможно — он предельно фрагментарен и разношерстен. Но как работающий и вполне функциональный геополитический инструмент это целое может быть смонтировано из отдельных блоков. Одним из таких потенциальных блоков и являются страны, образующие балтийско-черноморскую "пробку".

Политико-экономическому блокированию составляющих ее государств и формированию своего рода "второй Европы", "Европы второго сорта", может способствовать остановка интеграционных процессов на континенте, "недоинтегрированность" "новой Европы" в ЕС, ее противоречия со "старой Европой" и проблемы с евроинтеграцией у ряда причерноморских стран, в первую очередь — у столь крупного по местным (да и по мировым) масштабам образования, как Украина. От России она все более отдаляется, а в Евросообщество Украину, с ее нынешней системой хозяйствования и государственной власти, с ее уровнем коррупции, здравомыслящие лидеры Союза не пустят. Поэтому "неприкаянная" Украина, обладающая не находящим применения потенциалом, который только стимулирует ее политические амбиции, более всех остальных стран балтийско-черноморского региона заинтересована в создании там "коридорной" "второй Европы", или, с точки зрения коренных членов континентального Сообщества, скорее, "Недоевропы".

Появление "второй Европы", в силу вышеизложенных соображений, будет чрезвычайно выгодно США. Думается, что они, а также многие политики и значительная часть общественности ЕС и государств, остающихся за пределами этого Союза, данный проект поддержат.

В принципе в состав "Балтийско-черноморского блока" могут войти все бывшие страны СЭВ Восточной и Центральной Европы (включая Чехию, страну не менее "европейскую", чем Австрия) и западные республики СССР, равно как и бывшие республики Югославии, особенно — ищущие выхода из международной изоляции (Сербия, Босния и Герцеговина). Кроме того, потенциальные члены этой политико-экономической ассоциации — "балканский изгой" Албания, "возвращенное" Молдавии Приднестровье и Калининградская область. Австрия и Германия (в особенности — Восточная) также, в определенной степени, должны будут принять участие в нем. В случае возможной дезинтеграции РФ в нее могут попытаться вступить западные и, особенно, северо-западные регионы России — вплоть до Московской области, однако развал России станет и "началом конца" Балтийско-черноморского блока.

Турция, чей шанс на полноправное членство в Евросоюзе весьма невелик, и закавказские государства, лишенные его практически вовсе, будут вместе с тем весьма заинтересованы в присоединении к Балтийско-черноморскому альянсу. Тем не менее, думается, что этого присоединения не произойдет. Во-первых, чересчур велики культурно-исторические отличия между этими государствами и странами балтийско-черноморского пояса, во-вторых, Турция, евро-азиатская "миниимперия", слишком сильна для того, чтобы не претендовать на лидерство в этой ассоциации и не потеснить возможных лидеров и инициаторов ее появления, Польшу и Украину. Поэтому Анкару в балтийско-черноморский блок скорее всего не пустят, и она, оставшись также за порогом ЕС, попытается создать свое собственное политико-экономическое пространство — еще один сегмент проамериканского Лимитрофа.

Но речь сейчас не о нем, а о Балтийско-черноморской "инициативе". Думается, что с избранием Ющенко президентом Украины потенциальное ядро Балтийско-черноморского блока оформилось окончательно. Это — ось Варшава — Киев, к которой примыкает и Вильнюс. И если и для литовского и, тем более, для польского общества безусловным приоритетом является как можно более полная интеграция в Евросоюз, то руководство этих стран, исходя из интересов не столько Европы, сколько США, может отдать предпочтение иной, внешне традиционной для них политике (проекты, связанные с воссозданием, в том или ином виде, подобия Речи Посполитой), но внутренне — обладающей совсем иным содержанием.

Для того чтобы ядро Балтийско-черноморского блока приобрело геополитическую устойчивость, достаточную территориальную связность, необходимо, чтобы к нему примкнул Минск. Пока президентом Белоруссии является Лукашенко, этого не произойдет. Вот почему вопрос о его смещении с должности превращается в настоящий момент едва ли не в ключевой для внешней политики Польши, Украины и Литвы. Причем сомнительно, что на предстоящих выборах главы республики Москва сумеет оказать Лукашенко должную помощь…

Создание Балтийско-черноморского альянса в полном объеме — от Щецина, Риеки и Тираны до Нарвы и Мариуполя, — предельно "разведет" Россию с Европой и станет наиболее полным из всех возможных осуществлением принципов Версальской системы. Между коренными землями Российского и Европейского мира возникнет не просто "санитарный кордон", а целый "санитарный блок", или "санитарный лагерь" (взамен "лагеря социалистического"). Однако "лагерь" этот окажется весьма непрочным и длительное время существовать не сможет. Могущество Америки ослабеет, а противоречия между странами балтийско-черноморского региона станут актуальней их противостояния "общему врагу" на Востоке. Не исключено, что тогда история руками основных своих "игроков", цивилизационных субъектов, снова постепенно возьмет свое. Иначе говоря, Европа — свое, Россия — свое. Как знать, не закладывают ли демарши Варшавы против Москвы и Минска основу грядущих "пактов Молотова — Риббентропа"?

Сокращенный вариант статьи был опубликован на АПН

Главные темы » Все темы
Мировая арена
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
23.10.2016
Соседи Казахстана. Для ответа на провокации в виде террора, вооруженных нападений, переворотов и цветных революций, необходимы союзники

23.10.2016
Политический ислам. Уход северокавказской молодежи в джихадизм можно пресечь, если власти регионов Северного Кавказа будут активно продвигать методы, заложенные экс-главой Дагестана Магомедсаламом Магомедовым: диалог между салафитами и суфиями и комиссии по адаптации бывших боевиков.

21.12.2014 Алия Карибаева

Евразия. Создание ЕАЭС целесообразно рассматривать с точки зрения возможностей притока технологий из наиболее развитых сфер производства России и Белоруссии в наименее развитые сферы производства Казахстана.


30.11.2014

Экология. Реализация всех китайских проектов может катастрофически сказаться на состоянии Балхаша.


16.11.2014

Экономическая политика. 11 ноября Президент Республики Казахстан Нурсултан Назарбаев неожиданно обратился к народу с ежегодным Посланием – раньше, чем в предыдущие годы, на 2 месяца.


30.4.2014 Нурсултан Назарбаев

Евразия. Выступление Президента Республики Казахстан Н.А. Назарбаева в Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова.